Око церковное — литургическая библиотека

ГИМНОГРАФИЯ IV—V ВЕКОВ

Церковная гимнография этого периода сложилась как антитеза еретическим гимнам гностиков и ариан. Поэтому её инициатором следует считать самого Ария. Как известно, он написал целый сборник песен под названием «Талия», где излагал свои идеи так, чтобы они были понятны даже самому простому люду. Положенные на народные мотивы эти еретические песни распевались в портах и на дорогах. Моряки, путешественники и торговцы сравнительно быстро занесли их на Запад, где арианский еп. Милана Авксентий ввёл их в церковный обиход.

Православные епископы Запада свт. Иларий Пинтавийский († 366) и свт. Амвросий Медиоланский вынуждены были противопоставить им свои гимны. Они-то и считаются основателями западной (латинской) гимнографии.

На Востоке бесспорное первенство во всех жанрах принадлежит выдающемуся сирийскому поэту прп. Ефрему Сирину.

1. ВОСТОЧНЫЕ ПЕСНОПЕВЦЫ

Прп. Ефрем Сирин († 373)

один из основателей Восточного монашества, утончённый аскет, мистик и созерцатель, он известен нам, в основном, как автор хрестоматийных молитв: ВеликопостнойГосподи и Владыко живота моего...»), к БогоматериНескверная, неблазная, нетленная...»).

Лишь недавно (в 1992 г.) был переиздан его «Псалтырь», написанный в противовес гностическим псалмам Вардесана и его сына Гармония, которые оба были высокоодарёнными поэтами. Но прп. Ефрем был гениальным поэтом и он создал бессмертную вещь. Самое удивительное, что это действительно Псалтырь, состоящий из 150 псалмов, которые кто-то потом даже разделил на 20 кафизм, а каждую кафизму на 3 славы. В начале почти каждой кафизмы помещается догмат, а в конце — нравоучение — «уроки жизни». Т. о. — это вполне богослужебная по своему предназначению книга и она, бесспорно, богодухновенна. Читать и перечитывать её можно бесконечно.

Если бы прп. Ефрем написал одну только «Псалтырь» он уже остался бы в веках рядом с царём Давидом. Но маронитские монахи насчитывают у него не более не менее как 12 000 гимнов (!). И этому веришь вполне, потому что прп. Ефрем был таким удивительным обоженным существом, которое жило и дышало непрерывной молитвой и эта молитва выливалась у него в стихах.

Симеон Ассеман (автор «Библиотеки») перечисляет у его следующие гимны:

87 гимнов о Божестве Иисуса Христа, направленных против ариан и евномиан.

56 гимнов против ересей Маркиона, Вардесана и Мани (т. е. против дуалистических ересей).

52 гимна о Церкви, в которых она сравнивается с Богородицей (причём католики уже находят здесь учение о Непорочном Зачатии). Исполняются у маронитов на всенощной.

27 гимнов на Рождество Христово, предвосхищающие христологию V века (марониты до сих пор поют один из них: «Божество соединил с человечеством и стал лицом — Богочеловек»).

56 гимнов хвалебных, из которых:

24 — восхваляют девство, не уничтожающее таинство Брака;

15 — восхваляют Иоанна Крестителя;

25 — восхваляют апостолов.

15 увещательных гимнов, из которых мариониты до сих пор поют в пяток гимн о покаянии ап. Петра.

15 гимнов-размышлений о рае.

Поминальные стихиры (в противовес Арию, который учил, что не следует молиться об умерших).

И т. д.

Невероятный, необозримый дар Ефрема Сирина был, однако явлением не уникальным. В истории Церкви этот феномен повторится ещё дважды: у Романа Сладкопевца и у Иоанна Дамаскина. Замечательно, что все трое были сирийцами.

Из отцов Каппадокийцев наибольшее влияние на гимнографию оказал

свт. Григорий Богослов († 390).

Крупнейший интеллектуал «Золотого века патристики», мистик и духовидец, он и в своей поэзии был прежде всего философом — богословом. Впрочем, «Св. Григорий был истинным мастером поэтического слова, — отмечает Флоровский, — этим мастерством он нередко злоупотреблял...» («Восточные отцы IV века», М., 1992 г., с. 97).

Он, например, сочинял богословские и исторические поэмы, написал в стихах целую автобиографию. Узнав, что Аполлинарий Лаодикийский составил по примеру Ария новый Псалтырь, свт. Григорий пишет: «если у еретиков есть новые псалтыри... то и мы будем вещать псалмы, и мы станем писать много.» Это как раз то, что Флоровский называет «...скорее риторические упражнения, чем подлинная поэзия.»

Как ни странно, гораздо большее значение для гимнографии имели проповеди свт. Григория, которые произносились, конечно, «без бумажки», с подлинным поэтическим жаром и вдохновением. Так, посвящённый в 362 году во епископа Назианза, он начинает своё пастырское служение проповедью, начальные слова которой «Воскресения день, просветимся торжеством и друг друга обнимем...» были впоследствии положены на мелодию прп. Иоанном Дамаскиным в качестве последней стихиры Пасхи (после которой начинается христосование).

Троп. из того же Слова свт. Григоря «Вчера я погребался вместе с Тобою Христе, теперь встаю вместе с Тобою» — ныне один из тропарей пасхальных.

II Слово на Пасху свт. Григория заканчивается возгласом: «О Пасха велия и священная Христе!», который впоследствии стал последним тропарём Пасхального канона прп. Иоанна Дамаскина.

Слово на Рождество начинается восклицанием: «Христос раждается славите; Христос с небес, встречайте... пойте Господу вся земля». Это — ирмос Рождественского канона прп. Косьмы Маюмского.

Слово на Пятидесятницу содержит выражение : «Мы празднуем Пятидесятницу — пришествие Духа, совершение обетования, исполнение надежды!», которое стало I стихирой в церковной службе вечерни на Пятидесятницу.

В том же слове выражение: «Дух Святой всегда был и есть, и будет... Он жизнь, Он свет животворящий...», стало стихирой на Пятидесятницу.

Но ведь чин на Пятидесятницу начал составлять ещё свт. Василий Великий. Так что возможно, что эти слова своего брата Григория начал заимствовать для церковный службы ещё он.

Но наверное самым ранним и удачным заимствованием является знаменитый гимн «Te Deum laudamus» свт. Амвросия Медиоланского, основанный на «Гимне Вседержителю» свт. Григория:

«Дай мне воспеть
Тебя, бессмертного Властителя,
Тебя, Царя и Господа...
Тобой лики ангелов...
Тобой красота звезд...»

Латинский парафраз свт. Амвросия:

«Тебя Бога хвалим,
Тебя Господа исповедуем.
Тебя, Отца вечного...
Тебя Ангелы и Архангелы,
Тебя небеса и все силы...»

Свт. Иоанн Златоуст, свт. Кирилл Александрийский и др.

То, что мы сказали о Григории Богослове, характерно и для других восточных епископов. Все они творили достаточно много, но в церковный обиход вошли буквально крохи, и то что им сейчас приписывается — сомнительно.

Так свт. Иоанну Златоусту приписываются какие-то «Тропари для всенощной», которые он сочинил впротивовес арианам, в конце IV века уже запрещённым и собиравшимся тайно по ночам (арх. Филарет Гумилевский «Исторический обзор песнопевцев и песнопения Греческой Церкви» Св. Серг. Лавра, 1995 г., стр. 150).

Историческому противнику Златоуста — свт. Кириллу Александрийскому († 444) приписывается знаменитая песнь «Богородице Дево, радуйся! Благадатная Марие, Господь с Тобою...» (там же, стр. 156). Составленная на основе Ангельского приветствия «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою...» (Лк. I, 28, 42), она действительно могла быть противопоставлена свт. Кириллом ереси Нестория, но никаких подтверждений тому нет.

Более того, литургисты отмечают, что западный вариант этой песни — «Ave Maria» — появляется чрезвычайно поздно (не ранее XI века). Впрочем, это также ничего не доказывает, потому что западный вариант «Радуйся, Мария благодатная! Господь с Тобою...» ближе к евангельскому тексту и не содержит никакой анти-несторианской направленности (это естественно: ересь Нестория никогда не была актуальной на Западе).

Воспитанником свт. Кирилла Александрийского был свт. Анатолий († 458) — вначале апокрисиарий, а с 449 г. патриарх КПльский. Ему приписываются те воскресные стихиры, которые в «Октоихе» обозначены как «Восточны» (по греч. ....... — т. е. буквально Анатолиево!). Арх. Филарет (Гумилевский) Справедливо замечает, что «название этих стихир восточными не объясняет содержания их. В славянском переводе эти стихиры то называются восточными, то надписываются как «творение Анатолиево» или же, как видим в рукописях, «Творение Анатолия патриарха Константинограда.» (там же, стр. 163—164).

Если эта интуиция верна, то именно свт. Анатолий был создателем древнейшего жанра византийской гимнографии — «стихиры». Но современные исследователи склонны приписывать это нововведение его современнику — прп. Авксентию. О нём мы будем говорить уже в другой лекции, посвящённой собственно византийской гимнографии.

2. ЗАПАДНЫЕ ГИМНОГРАФЫ

Как мы уже говорили, основателем Западной гимнографии считается свт. Иларий Пинтавийский († 366), т. е. епископ Пуатье, лидер Галльских епископов в период борьбы с арианством, которого называют «Афанасием Запада». Известно, что он не только разработал латинскую тринитарную терминологию, но и пытался ввести в церковный обиход соответствующие литургические гимны. Но сделать это ему не удалось, потому что они были очень сложны и даже изощрённы (судя по дошедшим фрагментам, принадлежность которых его перу, однако, не всегда бесспорна), а его галльская паства была ещё на очень примитивном уровне.

Но то, что не удалось сделать свт. Иларию, блестяще осуществил свт. Амвросий Медиоланский († 397).

Он был избран на Миланскую кафедру после того, как ею почти 20 лет владел арианский еп. Авксентий (т. е. в 374 г.). И сразу же замыслил широкую литургическую реформу. Он заимствует из Антиохии духовную музыку (в основе которой лежали тогда 4 лада: дорийский, фригийский, лидийский и миксолидийский). Он составляет первый антифонарий и вводит антифонное пение псалмов — попеременно на двух клиросах. И, хорошо понимая, что сухие поучения (он называл их «violentiora praecepta» — т. е. букв. «принудительные наставления») ненадолго задержатся в простых умах, он сочиняет доходчивые гимны.

Он был одарённый энтузиаст своего дела и быстро достиг такого успеха, что даже Августин Блаженный по собственному признанию, проливал слёзы, слушая его песнопения («Исповедь» X, 33). Кстати, при своём крещении у свт. Амвросия оба они воспели у источника «Те Deum laudamus». Следовательно, в 387 г. (когда крестился Августин) этот гимн уже был. Он до сих пор живёт в Католической Церкви и исполняется в самых торжественных случаях.

Ученик Амвросия, а впоследствии папа Целестин I, открывая Римский Собор 430 г. против ереси Нестория, вспоминал: «Я помню как в день Рождества Господа нашего Иисуса Христа блаженной памяти Амвросий учил народ петь в унисон: „Прииди, Искупитель рода человеческого, яви Деву рождающей, и все веки тому изумятся: ибо сие рождение подобает только Богу“» (Liber Pontificalis, 53, 289).

Здесь явно упомянут неизвестный нам рождественский гимн Амвросия «Veni redemptor gentium.»

Магнус Кассиадор упоминает ещё два лично ему известных гимна: «Orabo mente Dominum» и «Jlluminans Altessimus.» Всего таким образом можно насчитать ок. 12 гимнов. Самые популярные из них это:

утренний гимн «Aeternum rerum conditor»: «Боже, Творец всего сущего от века. Ты правишь днем и ночью... Ты посылаешь нам свет... Светоносная звезда, пробуждаемая криком петуха, прогоняет небесную мглу, и все отродье злых духов перестает строить козни... При пении его даже камень, на котором основана Церковь, оплакивает свой грех. Восстанем же полные сил!.. О Иисусе, воззри на нас, если мы колеблемся, и укрепи нас своим взором!.. Будь светом, сияющим нашему глазу, разгони сон нашей души, да восславят наши уста имя Твое и да вознесется к Тебе наша песнь!» (отметим здесь причудливое многоцветье народных образов: «плачущий камень», «Отродье злых духов»).

Вечерний гимн «Deus creator omnium»: «О Боже, Творец всяческих... По завершении дня, с наступлением ночи, этой песнью мы благодарим Тебя и молим, чтобы Ты помог нам, грешным... И когда ночная мгла, сгущаясь, угасит всякий свет, да не познает тьмы наша вера и да осветит эту ночь. Не допусти, Господи, чтобы заснула душа, пусть спит только грех... А сердце наше, свободное от нечистых помыслов, пусть грезит о Тебе. Помолимся Христу и Отцу, и Духу Отца и Сына. О Троица, Боже единый и всемогущий, обогрей и защити нас, молящихся Тебе!» (Перевод по книге А. Пареди «Св. Амвросий Медиоланский и его время», Бергамо, 1991 г., стр. 233).

Гимн, посвящённый мц. Агнессе считается поэтическим шедевром Амвросия. С ним перекликается гимн целомудрию. Наконец, перу Амвросия принадлежит 21 дистих.

Современник Амвросия, папа Дамас (366—384) тоже писал гимны и дистихи, но они были гораздо суше и скучнее и не приобрели такой популярности.

Другой папа, Целестин I (422—432), бывший в юности учеником Амвросия, по образцу его Миланской Церкви ввёл антифонное пение у себя в Риме.

В это время в Риме особенно прославился христианский поэт Аврелий Пруденций (ок. 350—410 гг.) родом из Испании. Он начал свою карьеру юристом, затем работал на высших государственных должностях. Но на 57-м году жизни удалился в монастырь, где и умер в 410 г. В этот последний год своей жизни он и написал все свои замечательные поэтические произведения.

Главное его произведение — «Liber cathemerinon» — собрание гимнов для повседневной молитвы. Здесь произошло воцерковление эпических и лирических форм римской классической поэзии. Современники ставили его в один ряд с Горацием.

Т. о. в отношении к IV—V вв. мы можем констатировать известный парадокс: поэтическое творчество восточных епископов было очень углублённым и объёмным, но в церковное употребление вошла лишь незначительная часть его (причём — спустя века или через заимствования). Западные гимнографы были менее производительны, но ближе к народу и то, что они составляли, сразу становилось богослужебным пением, притом очень популярным.

 

НазадДальше
«Око церковное» — литургическая библиотека, 2000—2005
Редактор: editor@liturgica.ru

Каталог Православное Христианство.Ру Rambler's Top100