Око церковное — литургическая библиотека

РИМСКАЯ ЛИТУРГИЯ

1. ИСТОРИЯ РИМСКОЙ ЛИТУРГИИ ДО V ВЕКА

Как мы уже видели, первая запись Римской Литургии, сохранённая в «Апостольском Предании» св. Ипполита Римского, отличается от восточных чинопоследований только своей большей краткостью. Такими же были и другие местные западные чины:

Медиоланская Литургия свт. Амвросия,

Галликанская Литургия в Римской Галлии,

Мозарабская (или Готская) Литургия в Испании,

Гибернская (Hibernica) Литургия в Британии, о которых мы знаем, впрочем, слишком мало, т.к. к VIII веку все они были вытеснены господствующей Римской Литургией. Аналогичный процесс шел и на Востоке, где имперская КПльская Литургия св. Иоанна Златоуста успешно вытесняла местные чины ап. Иакова, ап. Марка и др.

Поэтому главный интерес для нас представляет Римская Литургия. Предание возводит её истоки к ап. Петру. Вместе с тем то же Предание спокойно свидетельствует о том, что отдельные элементы вносились в Литургию постепенно различными римскими папами. Об этом же говорят св. папа Григорий Великий в письме к Иоанну Сиракузскому, а также Валафрид Страбон (франкский церковный писатель IX века), Бернон (цистерцианский монах XII в., апостол западных славян) и др. В качестве творцов Римской Литургии они называют следующих пап:

св. Климента († ок. 101 г.),

св. Александра († ок. 119 г.),

Сикста I († 125 г.),

Телесфора († 136 г.),

св. Сильвестра († 335 г., участник I Вселенск. Собора)

Дамаса (336 — 384 гг.),

Сириция († 398 г.),

Целестина († 439 г.)

св. Льва Великого (440—461 гг.),

Геласия I (492—496 гг.), а также

св. Григория Великого (590—604 гг.).

И. Боровницкий в своей книге «О происхождении и составе Римско-католической Литургии» (Киев, 1873 г.) детализирует это Предание следующим образом:

св. папа Климент в конце 90-х годов написал первую молитву Анамнесиса (от которой ныне остались только начальные слова:

«Тебя, всемилостливый Отче...»

св. папа Александр ок. 110 г. развил Анамнесис и ввел систематическое чтение Апостола и Евангелия (до этого чтения не были систематизированы).

6-й папа Сикст I ок. 120 г. ввел в Римский канон гимн «Sanctus».

при 7-м папе Телесфоре впервые упомянут гимн «Слава в вышних Богу...» — впоследствии «Gloria». (Правда, у Ипполита его ещё нет, но Ипполит был писателем греческой традиции);

при 21-м папе Луции (ок. 253 г.) или, по крайней мере, в сер. III века был совершён перевод Римской Литургии с греческого на латинский язык. Это привело к разрыву с греческой традицией и положило начало значительным переменам, о чём пишет, в частности, Бунзен:

«Я считаю, что эти перемены имели связь с переменой литургического языка... не подлежит сомнению тот факт, что греческий язык был официальным языком всех римских епископов от Климента до Корнелия († 253 г.) и что мы не слышим ничего о решительном литургическом отличии Римской Церкви от других до времён Августина, т. е. до начала V века... По-видимому решительная перемена произошла не при Григории, а при одном из его предшественников в IV столетии...» (Цит. по «Собранию Литургий Восточ. и Зап.», вып. V, СПб, 1878, с. 53—54.)

Эта перемена произошла по крайней мере не при св. папе Сильвестре, который только ввел в Литургию начальную ектению: Kyrie eleyson, Christe eleyson (идентичную началу Литургии ап. Иакова).

Может быть она произошла при папе Дамасе (366—384), который канонизирован у католиков (память его: 11 декабря). Уроженец Испании, он стал опорой православной части римской общины при папе Либерии. Избрание его на кафедру привело к кровавым столкновениям с арианами, сторонниками анти-папы Урcина. Борясь с арианами, он опирался на свт. Василия Великого и каноны II Вселенского Собора (381 г.). В 382 г. на Римском Соборе утвердил канон библейских книг. Будучи эрудитом и поэтом, он избрал в секретари знаменитого ученого монаха Иеронима Блаженного, которому поручил перевод Библии на латинский язык (т. н. Вульгата). О его литургической реформе мы знаем немного.

Он первый (за 100 лет до Востока) начал употреблять на Литургии Никео-Цареградский Символ веры (по свидетельству Иннокентия III и Радульфа).

В начало Литургии он ввёл Покаянный чин, которым до сих пор начинается будничная Римская Месса. Это —т. н. «Confiteor» «Исповедуюсь Всемогущему Богу... что я много согрешил мыслью, словом, делом и неисполнением долга». И, ударяя себя в грудь: «Mea culpa, mea culpa, mea maxima culpa!».

Далее папа Дамас впервые ввёл пение аллилуария на Литургии во время Пасхального периода, а блаж. Иероним при нём расположил литургические чтения по дням церковного года.

Ещё мы знаем из различных источников, что папа Целестин I (422—432 гг.) заимствовал из местной Медиоланской Литургии св. Амвросия начальные антифоны (современный «Introit», т. е. Входную песнь), а также — антифоны степенные (современный «gradual» — перед чтением Евангелия). И составил молитву Приношения («Offertorium»).

Вот и всё, что мы знаем о развитии Римской Литургии до сер. V века. Причём проверить это по каким-либо литургическим памятникам мы не можем. Хотя, конечно, эти памятники существовали. Но все они погибли во время готского нашествия на Италию, которое началось разорением Рима Аларихом в 410 г. И они, к сожалению, все погибли во время последующего готского владычества, которое завершилось опустошительной войной.

2. ЛИТУРГИЯ ПО САКРАМЕНТАРИЮ ПАПЫ ГЕЛАСИЯ i

Таким образом, мы не можем изложить Римскую Литургию в её древнейшем виде, а можем лишь представить себе, как она выглядела во второй половине V века. Сделать это позволяют нам два сакраментария: св. папы Льва Великого († 461 г.) и папы Геласия I († 496 г.).

Сакраментарий папы Льва впервые издан в Риме Иосифом Бланхинием в 1735 г. по списку Веронской библиотеки VIII века. И хотя протограф его, возможно, действительно относится к V веку, но Л. Муратори и другие специалисты отвергают непосредственное авторство папы Льва. Вероятнее, что он сложился в его окружении (недаром он упомянут в числе сочинений Льва Великого). Кроме того, он черезвычайно неполон: представляет собой кодекс переменных литургических молитв с января до апреля и не содержит даже Евхаристического канона.

Поэтому гораздо большее значение имеет для нас сакраментарий папы Геласия, который деятельно трудился над реформой Литургии, добиваясь большей стройности и единообразия. Результат своих трудов он изложил в особом сборнике «Volumen sacramentarum limato sermone» (т. е. сб-к литургисаний, изложенных стройной речью). Об этом кодексе свидетельствует его современник Геннадий пресвитер Марсельский (Gennad de Scriptor, eccles. edit Cipriani. Jen. 1693, p. 471). О нём упоминает диакон Иоанн (IX век) в жизнеописании папы Геласия. Валафрид Страбон (IX век) пишет, что «Геласий привел в порядок молитвы, составленные, как им самим, так и другими». Из этих и других свидетельств мы делаем вывод, что Геласий произвёл новую редакцию сакраментария Льва Великого.

Сакраментарий папы Геласия впервые увидел свет благодаря кардиналу Томазию в 1680 г. Он издал сакраментарий по древнейшему списку VII века. Список этот происходит из старинного аббатства св.Бенедикта на Лоаре, откуда он поступил в библиотеку шведской королевы Христины а потом - в Ватиканскую библиотеку. Он состоит из 3-х разделов:

I — содержит главные переменные молитвы Литургии на праздничные дни, начиная с кануна Рождества Христова до I воскресенья по Пятидесятнице (Со включением торжественных Месс).

II — содержит также переменные литургические молитвы для дней святых на весь год с февраля до января.

III — содержит 16 Месс (на выбор) для воскресных дней, 6 ежедневных Месс, заупокойные и другие (частные) Мессы.

Отметим, что уже в V веке Римские Мессы были не неизменны в своей главной части (как на Востоке), а включались в годовой богослужебный круг с помощью переменных молитв. Не есть ли это косвенное указание на литургическую реформу папы Дамаса, который происходил из вестготской Испании?

Вообще эти переменные молитвы отличаются чисто римской лапидарностью, чёткостью и конкретностью. Вот, например, образец литургических молитв в воскресный день (Sacr. Gel. L. III, n. 1):

Молитва перед Евхаристией:

«Боже, уготовивший любящим Тебя невидимые блага, исполни сердца наши чувства любви Твоей, чтобы питать любовь к Тебе во всем превыше всего, получить нам обетования Твои через Господа нашего Иисуса Христа. Боже, обитающий во святых и не оставляющий благочестивых сердец, избавь нас от земных пожеланий и плотских страстей, чтобы никакой грех не царствовал в нас, но чтобы мы свободными душами служили Тебе...»

Епископ:

«Призри, Господи, на моления наши и милостиво приими сии приношения рабов и рабынь Твоих дабы то, что каждый из них принес в честь имени Твоего, послужило всем ко спасению через Господа нашего Иисуса Христа.»

Следует Евхаристический канон, помещённый в сакраментарии сразу после воскресных Месс.

Затем молитва после причащения:

«Молим Господи, чтобы нам, которых Ты насытил небесным даром, очиститься от тайных грехов наших и избавиться от козней врага через Господа нашего Иисуса Христа.»

Литургические молитвы ежедневной Мессы ещё короче.

3. ЕВХАРИСТИЧЕСКИЙ КАНОН РИМСКОЙ ЦЕРКВИ

Теперь рассмотрим самое для нас интересное: Евхаристический канон, который мы впервые находим у папы Геласия. Перевод текста (Sacram. L. III, n. 16 «Canon actionig») даётся по «Собранию древних литургий» вып. V, стр. 59—63.

епископ:

«Горе сердца.»

все:

«Имеем ко Господу.»

епископ:

«Будем благодарить Господа Бога нашего.»

все:

«Достойно и справедливо.»

епископ (молитва Praefatio):

«Воистину достойно и справедливо, должно и спасительно нам всегда и везде благодарить Тебя, Святой Отче, вечный всемогущий Господь, через Христа Господа нашего, чрез Которого величество Твое хвалят ангелы, почитают Господства, трепещут Власти, небеса и силы небесные, и блаженные Серафимы прославляют общим ликованием. С ними и наши голоса благоволи принять:

все (Sanctus):

«Свят, свят, свят Господь Бог Саваоф; полны небо и земля славой Твоей. Осанна в вышних, Благословен Грядущий во имя Господне. Осанна в вышних.»

епископ (I Epiclesis):

«Итак Тебя, милостивый Отче, через Иисуса Христа, Сына Твоего Господа нашего, усердно молим и просим: приими (букв.: «accepta habens») и благослови сии Дары, сии приношения, сии святые жертвы непорочные, (I Intercessio) которые мы приносим Тебе во-первых за Церковь Твою святую, кафолическую, вместе со служителем Твоим папою нашим N и предстоятелем нашим N.

Помяни, Господи, рабов и рабынь Твоих и всех предстоящих, которых вера известна и благочестие ведомо Тебе, которые приносят Тебе сию жертву хвалы за себя и за всех своих ближних, за избавление душ своих, за надежду спасения...

Имея общение и ублажая память во-первых преславной Приснодевы Марии, матери Бога и Господа нашего Иисуса Христа, также блаженных апостолов и мучеников Твоих Петра и Павла, Андрея, Иакова, Иоанна... (имена апостолов), Лина, Клета, Климента, Сикста, Корнелия (имена римских пап и мучеников) ... и всех святых Твоих, по заслугам и молитвам которых даруй, чтобы мы ограждены были во всем помощью Твоего покрова (!) через Христа Господа нашего.

(Anamnesis) Сие приношение, молим Тебя, Боже, сподоби соделать всецело благословенным... Да будет она нам телом и кровью возлюбленного Сына Твоего, Господа нашего Иисуса Христа, Который пред тем днем, когда пострадал, взял хлеб в святые и досточтимые руки Свои, возвел очи к Тебе, Богу Отцу Своему всемогущему, возблагодарив Тебя, благословил, преломил и подал ученикам Своим, говоря: (следуют установительные слова таинства):

«...Сие творите в Мое воспоминание.»

«Посему и мы, Господи, рабы Твои и народ Твой святой, вспоминая блаженное страдание и воскресение, и славное вознесение на небеса Христа Сына Твоего Господа Бога нашего, приносим преславному величеству Твоему от Твоих благ и даров жертву чистую, жертву святую, жертву непорочную, святой хлеб вечной жизни и чашу вечного спасения.

(II Epiclesis): Благослови воззреть на сие милостивым и светлым оком и приими, как Ты принял дары отрока Твоего праведного Авеля, и жертву патриарха нашего Авраама, и то, что принес Тебе первосвященник Твой Мелихседек...(!)

Усердно просим Тебя, Всемогущий Боже, повели: да будет принесено сие руками Ангела Твоего на горний жертвенник Твой пред лице Божественного величества Твоего, дабы всякий раз, когда мы будем принимать от сего жертвенного причастия святейшее тело и кровь Сына Твоего, мы исполнялись всякого небесного благословения и благодати через Христа Господа нашего.

(II Intercessio): И нам, грешным рабам Твоим, надеющимся на обильную милость Твою, благоволи даровать некоторую часть общения с Твоими святыми апостолами и мучениками: Иоанном, Стефаном, Матфием, Варнавою, Игнатием, Александром, Марцеллином, Фелицитатою, Перпетуею, Агатою, Агнесою, Цецилией...(перечисление мучеников) и со всеми святыми Твоими общение даруй нам не как воздаяние за заслуги наши, но как милость Твою через Христа Господа нашего —

Через Которого Ты, Господи, всегда творишь все сии блага, освящаешь, животворишь, благословляешь и подаешь нам.

Через Него и с Ним и в Нем Тебе, Богу Отцу всемогущему во единстве Святого Духа, всякая честь и слава во веки веков. Аминь.

Помолимся.

Спасительными заповедями наученные и божественным наставлением руководимые, дерзаем говорить:

Отче наш... (Молитва Господня).

4. СТРУКТУРА ЕВХАРИСТИЧЕСКОГО КАНОНА РИМСКОЙ ЦЕРКВИ И ПРОБЛЕМА ЕГО ГЕНЕЗИСА

Прежде всего обратим внимание на структуру этого канона. Она крайне причудлива: P-S-E-J-A-E-J + «Отче наш...». Т. е. здесь две интерцессии и два эпиклесиса, предварительный и заключительный, притом оба — восходящие!

Ибо здесь мы видим прошение о принятии Даров («Приими и благослови сии Дары...») вместо обычного прошения о наитии на Дары Св. Духа. Но мы уже встречали подобный восходящий эпиклесис, когда рассматривали Литургию "Testamentum"-a. И мы говорили о том, что подобная форма эпиклесиса связана с литургической традицией ап. Петра. Таким образом в самом сердце Римской Литургии содержится подтверждение предания о её происхождении от ап. Петра.

Вместе с тем, перед нами, очевидно, результат некой реформы, то есть переходная форма канона, который в будущем сократится. При этом элемент J прочно утвердится в конце — на месте заключительного эпиклесиса. Этот процесс можно выразить следующей формулой:

римская литургия

И мы отчасти видим его в чине Римской Литургии Вел. Четверга, который обнаружил Людовико Муратори (См. Muratorius «Liturgia romana vetus», I, 542). Здесь литургия верных выглядит следующим образом:

1. Целование мира.

2. Приношение.

3. Евхаристический канон:

«Горе сердца...»

Р «Воистину достойно и справедливо...»

(E1) «Тебя молим ... приими и благослови сии Дары...»

J1 «Помяни рабов и рабынь (таких-то), всех предстоящих Тебе, за которых приносим...»

А «Приими... и благослови: да будет телом и кровью Господа, Который за день до страдания принял хлеб...» (установительные слова).

Е2 «Вспоминая страдание и смерть Христовы... приносим Тебе жертву святую, прими ее, якоже приял еси жертву Авеля, Авраама... Повели принести ее рукою святою ангела Твоего в пренебесный Твой жертвенник, пред лице величества Твоего, дабы когда от сего алтаря приемлем Св. Тело Христа и честную Кровь, исполнились всяким благословением...»

J2 «Помяни рабов и рабынь Твоих (умерших) и всех умерших вместе с апостолами, мучениками...»

4. «Отче наш...»

5. Преломление св. хлеба и опущение его в чашу со словами:

«Сие соединение и соосвящение Тела и Крови Господа нашего...»

6. Молитва: «Агнец Божий, вземляй грех мiра, помилуй нас»

7. Причащение.

8. Отпуст.

К сожалению, мы не можем датировать этот чин даже очень приблизительно (IV—VII вв.). Но Сергей Муретов, который анализирует его в своём исследовании «Исторический обзор чинопоследования Проскомидии...» (М., 1895 г., с. 106—107), замечает, что он одновременно близок к поздним литургиям и ранней Литургии ап. Иакова: «Все эти данные заставляют нас признать в этом чине латинскую редакцию греческо-сирийской Литургии Иакова...» (с. 107).

Действительно, Анамнесис здесь еще стоит перед Епиклесисом. С другой стороны элементы E и J уже удвоены, точно также как в чине Геласия.

Что касается блуждания элемента J по канону, то это дело обычное. Достаточно сравнить основные литургические группы:

 

Александрийские

P-J-S-A---E-

Месопотамские

P---S-A-J-E-

Византийские

P---S-A---E-J-

Римскую

P---S-Е---А-J-

Здесь мы видим, что радикальное отличие основы Римского канона P-S-A-E — в том, что у римлян эпиклесис предшествует анамнесису. А потому центр тяжести в таинстве перемещается с прошения о принятии Св. Даров на т. н. установительные слова.

В чем генезис этого радикального отличия?

По этому поводу много оригинальных гипотез, из которых я упомяну две наиболее популярные.

Первая гипотеза восходит к немецкому литургисту А.Баумштарку (Baumstark) и предполагает, что элемент римской формулы —Е-А- принадлежит египетскому варианту традиции ап. Петра. Ибо Петр прежде прибытия в Рим, побывал в Египте (ок. 57—62 гг.) и основал «Церковь в Вавилоне» (1 Петр V, 13), т. е. в египетском Старом Каире. Там, в долине Нила и следует искать истоки Римского канона. Предположение это было высказано в 1904 г.

А в 1908 г. английский египтолог Флиндерс-Петри обнаружил на развалинах монастыря Дэйр-Бализе (в долине Нила) папирус, содержащий очень ранний литургический текст рубежа II—III веков. Сильно испорченный фрагмент «С» содержит следующий канон:

Р «...и двумя крылами они (т. е. очевидно, Серафимы) покрывают лицо, двумя ноги и двумя летают... Но и вместе со всеми Тебя освящающими, приими освящение и нас, говорящих Тебе:

S

«Свят, свят, свят Господь Саваоф, полны небо и земля славы Твоей...»

Е

«Исполни и нас Твоей славы и удостой ниспослать Духа Святого Твоего на Дары сии, и сотвори хлеб телом Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, а чашу — кровью Нового Завета.

А

«Ибо Сам Господь наш Иисус Христос в ту ночь, в которую Он предан был, взял хлеб, преломил и дал (ученикам) сказав: (Приимите, ядите) от него, это есть тело, за вас даваемое во оставление грехов...» и т. д.

Как видим, формула этого канона P-S-E-A — такая же как в Римской Литургии и восходящий эпиклесис также предшествует установительным словам.

Папирус из Дэйр-Бализе подтверждает ту простую истину, что литургическое предание апостолов было лишь начальным импульсом, который должен был найти у различных народов различное выражение. И надо признать, что литургические особенности римского канона как нельзя лучше выражают характер латинского менталитета — его конкретность и стремление к четкости юридически отточенных формулировок.

О том, как реализовывалось это стремление, рассуждает католический профессор Роберт Хотц, автор книги «Таинства во взаимоотношении между Востоком и Западом» (Кёльн, 1979/М., 1988, пер. с нем. свящ. Вяч. Полосина). Исходным моментом западной трактовки таинства он считает реформу папы Дамаса и перевод греч. слова «мистерион» через «сакраментум», совершённый блаж. Иеронимом. Латинское значение слова «сакраментум» («знак», «формула») стало с этого момента смещать в сознании западных христиан смысловой акцент с тайны на внешний знак, словесную формулу. Этот процесс привёл к вытеснению из понятия «сакраментум» таинственного аспекта, к замене его «священным словом». И так родилось рационалистическое учение о непреложном действии таинств при условии произнесения «установительных слов» (которое мы встречаем уже у Августина Блаженного).

Здесь корень радикального различия между Востоком и Западом. Но различие это не обязательно противоположность. В I тысячелетии христианской истории оно осознавалось, скорее, как взаимодополнение. Впоследствие, правда, был период жарких споров о точном моменте пресуществления Св. Даров. Но вот что пишет наш крупнейший литургист проф. Н. Д. Успенский:

«Не существует ни одного соборного определения, как нет и ни одного святоотеческого высказывания в том смысле, что претворение хлеба и вина в Тело и Кровь Господа совершаются при определённых словах анафоры» (в сб-ке «Богословские труды», N 13, с. 138).

Ему вторит наш петербургский проф. протоиерей Ливерий (Воронов): «Большинство Церквей придерживается того мнения, что освящение нельзя ограничить каким-то определённым моментом литургии.» («Евхаристия» — сб-к «Богословские труды», N 21, с. 66), т. е. оно может произойти в любой временной момент Евхаристического канона, ибо оно есть событие всецело вне-временное.

5. ЛИТУРГИЯ ПО САКРАМЕНТАРИЮ ПАПЫ ГРИГОРИЯ ВЕЛИКОГО

Литургическая реформа свт. Григория относится к 591—594 гг. и сводится к двум основным моментам:

1. осуществление новой редакции устаревшего сакраментария папы Геласия.

2. составление т. н. Антифонария, т. е. сборника литургических песнопений.

Сакраментарий свт. Григория даёт нам уже почти современное последование Римской Мессы. Причём для переменных молитв в праздничные дни года указано место среди этих постоянных элементов литургического чина. сами переменные молитвы заимствованы из сакраментария папы Геласия, но число их значительно сокращено. Так что из трёх книг папы Геласия составлена одна книга с приложением евангельских чтений (т. е. дан порядок чтения Апостола и Евангелия на Литургиях).

Известно, что этот сакраментарий получил одобрение VII Вселенского Собора (куда его направил папа Адриан). До такой степени сохранялось ещё литургическая терпимость в Единой Неразделённой Церкви! А может быть это и не столь удивительно, если учесть, что свт. Григорий в 577—585 гг. был папским апокрисарием (представителем) в КПле, хорошо знал Византийский обряд и использовал отдельные его элементы в своей реформе. Например, он составил по восточному образцу чин Литургии Преждеосвященных Даров. Своему другу еп. Иоанну Сиракузскому он откровенно писал:

«Если что имеет хорошего или Константинопольская или другая Церковь, то я готов подражать в добре и меньшим меня... ибо глуп тот, кто считая себя первым, не учится доброму, которое видит в других.»

В результате его сакраментарий («Liber sacramentorum») сделался общеупотребительным не только в Римской Церкви, но и во всех западных Церквах, и считался образцовым до самого Тридентского Собора (1545 г.).

Рассмотрим теперь чинопоследование этой знаменитой Григорианской Мессы:

1. Introitus — т. е. входные антифоны (из Антифонария), приуроченные по дням богослужения и праздникам.

2. Kyrie eleison («Господи помилуй»), а во все дни Великого Поста — Литания (т. е. полная ектения).

3. Gloria («Слава в вышних Богу...») — пока только для архиерейской и Пасхальной службы (а если перед тем была Литания, то этот праздничный гимн опускается).

4. Collecta (или Oratio) — переменная (в зависимости от дня) молитва.

5. Чтение «Апостола» (порядок его определяется Лекционарием).

6. Gradual — т. е. антифон степенен (тоже приуроченный ко дню богослужения Антифонарием) + Alliluia (если нет поста).

7. Чтение «Евангелия» (по Лекционарию).

8. Offertorium — т. е. антифон перед Приношением (переменной из Антифонария).

9. Super oblata — т. е. молитва Приношения (также переменная, по дням богослужения), по совершении которой епископ, возвысив голос, читает Евхаристический канон:

епископ:

«Во все веки веков»

все:

«Аминь»

епископ:

«Господь с вами»

все:

«И со духом твоим»

епископ:

«Горе сердца»

все:

«Имеем ко Господу»

епископ:

«Будем благодарить Господа Бога нашего»

все:

«Достойно и справедливо»

епископ:

«Воистину достойно и справедливо, должно и спасительно нам всегда и везде благодарить Тебя...»

Следует Евхаристический канон папы Геласия, но уже с несколько другим окончанием. Впрочем, как завершалась Месса св. Григория мы точно не знаем, т. к. в 660 г. (по свидетельству Менарда) папа Сергий ввёл ещё один заключительный элемент.

10. «Agnus Dei» (молитва: «Агнец Божий, взявший грехи мiра, помилуй нас.» Трижды).

11. Затем епископ говорил: «Ite, missa est» («Ступайте, жертва совершилась») и от этого слова произошло наименование латинской Литургии «Миссой» (франц. «Месса»).

6. СРАВНЕНИЕ С СОВРЕМЕННОЙ МЕССОЙ

Почти точно так же совершается Месса и сейчас:

 

Алтарь (священник)

хор

А. Ritus initiales [Начальные обряды]

 

Вход священнослужителей

Благословение собравшихся

Confiteor [обряд покаяния]: «Исповедаюсь перед Богом Всемогущим,.. что я много грешил..»
Kyrie eleison [«Господи помилуй»]
Примечание: В воскресные дни покаянный чин заменяется благословением воды и окроплением ею.

Introit (Входная песнь)

 

Gloria in excelsis Deo

Коллекта дня (вступительная молитва)

I. Liturgia verbi [Литургия Слова]

чтец: I чтение (пророческое)

Псалом с рефреном

диак: II чтение (апостольское)

 
 

Градуал (прокимен) с аллилуйа

свящ: III чтение (евангельское)

Проповедь

 
 

Credo in unum Deum

Общая молитва верных.

II. Liturgia eucharistica [Евхаристическая]

1.Offertorium [Приношение] (Проскомидия)

Приношение хлеба:
«Благословен Ты, Господи...»

Приношение чаши:
«Благословен Ты, Господи...»

Омовение рук:
«Омой меня, Господи, от беззакония моего..."
«Молитесь, братья и сестры, дабы моя и ваша жертва была угодна Богу Отцу Всемогущему»

Молитва над Дарами.

 

2. Seu canon [Евхаристический канон]

«Господь с вами» — «И со духом твоим»
«Ввысь сердца» — «Возносим ко Господу»
«Возблагодарим Господа» — «Достойно и праведно»

Praefatio (Благодарственная часть) «Vere dignum et justum est...» [Воистину достойно и справедливо... благодарить Тебя...]

 

 

Consecratio [Пресуществление] (Anamnesis + Epiclesis)

«Te igitur, clementissime Pater...» [Тебя, всемилостивый Отче...] или другой чин.

«Примите и вкусите от него все: ибо это есть Тело Мое, которое за вас будет предано»

«Примите и пейте от нее все: ибо это есть чаша Крови Моей, Нового и вечного Завета, которая за вас и за многих прольется во отпущение грехов...»

Intercessio (Ходатайственные молитвы)
«...через Христа, со Христом и во Христе...»

Sanctus [Свят, Свят, Свят]

 

Pater noster

3. Communio [Причащение]

свящ: «Избавь нас, Господи, от всякого зла...»

Благословение.

Приветствие мира.

все: «Agnus Dei» [Агнец Божий]

свящ: «Вот Агнец Божий, берущий на Себя...»

все: «Господи, я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и исцелится душа моя.»

Причащение священника.

 
 

Причастная песнь

Причащение мiрян.

БлагодарственБлагодарственная молитва после причащения

 

 

 

НазадДальше
«Око церковное» — литургическая библиотека, 2000—2005
Редактор: editor@liturgica.ru

Каталог Православное Христианство.Ру Rambler's Top100