Око церковное — литургическая библиотека

ЛИТУРГИИ ВИЗАНТИЙСКОГО ТИПА

Итак, в прошлый раз мы с вами говорили о том, что в IV веке (в эпоху государственной парадигмы и церковной централизации) начался пересмотр литургии и выработка окончательной редакции для каждого каждого отдельного патриархата. Вехами этого процесса стали, например, Карфагенские Соборы 397 и 407 годов, которые постановили, что литургии могут употребляться только после предварительного рассмотрения Соборами. Таким образом, это было соборное творчество, в результате которого сложились основные редакции и типы литургий.

Сегодня мы рассмотрим Литургии Византийского типа: ап. Иакова, Василия Великого, Иоанна Златоустого и Григория Армянского. В существующем виде все они состоят из множества напластований. И, разбирая их, сравнивая их между собой, мы должны прежде всего установить для них некую единую стратиграфическую шкалу.

1. СТРАТИГРАФИЧЕСКИЕ ВЕХИ

Вехами этой шкалы являются отдельные литургические элементы, появление которых мы можем датировать с относительной точностью.

Например, мы уже говорили, что впервые находим Великую ектению в 10-й главе VIII книги «Апостольских постановлений». Следовательно, она окончательно сложилась к концу IV века и те слои, в которых она содержится, не старше конца IV века.

Более сложен вопрос с датированием такого элемента, как Трисвятая песньСвятый Боже...») после Малого входа. Официальная Византийская историография («Хроника» Иоанна Малалы времён имп.  Юстиниана I) связывает его с КПльским землетрясением, которое было чудесно прекращено, когда народ, по примеру некоего отрока, воспел Трисвятую песнь. Дата землятрясения, по разным источникам: 438, 447, 449 годы, т. е. это середина V века. Однако, как доказал наш петербургский литургист проф.  Николай Дмитриевич Успенский, «Хроника» Малалы беззастенчиво сфальсифицирована в угоду имп. Юстиниану, а гимн «Святый Боже» составлен, скорее всего, ещё свт. Василием Великим († 379 г.) во время его борьбы с арианами (370-е гг.). Более того: «Такой гимн мог появиться только в IV веке, в разгар арианской смуты». (Успенский Н.  Д. «Византийская Литургия» в сб-ке «Богословские труды» N°21, с. 39). Т. о. вполне вероятно, что Трисвятая песнь самим Василием Великим включена в чин Литургии его имени.

Просительная ектения сформировалась в V веке.

К этому же времени относятся культ Богородицы, возникший в связи с христологическими спорами. Следовательно, и Богородичные молитвы в Литургии не старше V века.

Теперь относительно Символа веры. До V века его читали только один раз в году — в Великую Пятницу (при крещении катехуменов). А за каждой Литургией его впервые стали читать в 471 г. КПльский патриарх Тимофей распространил этот обычай на всю империю. Следовательно, если мы в чине какой-нибудь древней Литургии встречаем Символ веры, то это — вставка VI века, не ранее.

То же можно сказать о гимне «Единородный Сыне...», который был включён имп. Юстинианом I в чин столичной Литургии в 536 г.

Интересно, что уже этот имп. Юстиниан боролся с утверждающейся практикой произносить важнейшие Литургические молитвы тайно. Он даже издал специальное постановление о произнесении их в полный голос (Новелла 137, гл. 6). Но объективный ход процесса сакрализации Византийского богослужения был сильнее. Следовательно, на протяжении VI века (начавшегося правлением имп. Юстиниана) и совершался переход к практике тайного чтения. И если мы в каком-нибудь чине Литургии находим тайные молитвы, то это указывает на время после VI века.

То же самое можно сказать о пении Херувимской песни на Великом входе. По свидетельству Георгия Кедрина, она была введена в чин Литургии в царствование имп. Юстиниана II (565—578 гг.), точнее ок. 573 г. Следовательно, если мы встречаем в чине Литургии Великий вход с Херувимской, то это — слой, образовавшийся после VI века.

Вообще, функция Херувимской — заполнить паузу во время перенесения Св. Даров с жертвенника на престол. Это косвенно свидетельствует о том, что уже при Юстиниане в КПле начинается формирование Проскомидии.

В своём подробнейшем исследовании «Исторический обзор чинопоследования Проскомидии» (М., 1895 г.) Сергей Муретов относит время её повсеместного установления к рубежу VII и VIII веков. Это — характернейший момент Восточной императорской Литургии, и он тесно связан с чином входа императора. На Западе Проскомидии нет.

А вот пение Аллилуария между чтением Апостола и Евангелия впервые появилось именно на Западе — в Риме при папе Дамасе (IV в.), а на Востоке было заимствовано лишь в VII века.

К тому же VII веку относится пение «Да исполнятся уста наша Твоего, Господи...» в конце Литургии.

Антифоны изобразительные, которыми начинается современная Литургия, ещё более поздние. Это VIII—IX века.

Сугубая ектения, вставшая у нас на место проповеди после Евангелия, — это X век.

Пение «Достойно есть яко воистину блажити Тя Богородицу, Присноблаженную и пренепорочную...» в ходатайственной части Евхаристического канона Литургии Иоанна Златоустого датируется 980 г.

Наконец, к XIV веку относится последняя редакция этой Литургии КПльского патриарха Филофея.

Но потом, уже в XV веке появляется тропарь «Господи, иже пресвятого Твоего Духа...», в эпиклесисе Литургии Василия Великого.

Таким образом, Литургия развивалась до XIV—XV веков.

2. СИРИЙСКАЯ ЛИТУРГИЯ АП. ИАКОВА

Переходя теперь к Литургии ап. Иакова, отметим прежде всего, что эта Литургия — «живая». Да последнего времени она совершалась один раз в году (23 окт./5 ноября — в день памяти ап. Иакова) в Иерусалиме и даже у нас в СПб-ге (в учебном храме ап. Иоанна Богослова при СПб ДА).

Литургия ап. Иакова существует в двух видах: греческий текст очень поздний (согласно нашей стратиграфии VIII—IX веков), а Сирийский извод гораздо более ранний. Он удержался в Сиро-Яковитской Церкви и как бы законсервировался в ней. Хотя Сиро-Яковитская Церковь и монофизитская по своей христологии, но ничего монофизитского мы в этом изводе не находим. Следовательно, в основном, он сложился до отделения монофизитов, то есть до Халкидонского Собора 451 г. и относится к первой половине V века. Поэтому рассмотрение Литургии ап. Иакова мы начнем с этого Сирийского извода.

Конечно, это не первоначальный вариант, ибо и здесь немало позднейших наслоений. Достаточно сказать, что он начинается с Проскомидии, которая сформировалась только на рубеже VII—VIII веков. Правда, это еще очень примитивная Проскомидия:

По умовении рук (с молитвой «Умоляю Тебя, Боже, сподоби меня приступить к Твоему святому жертвеннику...») епископ обращается к народу и просит прощения: «Молитесь за меня ради Господа...» Затем, войдя в алтарь, повергается перед жертвенником, говоря: «Я вошел в Дом Твой и повергся перед престолом Твоим...»

Затем зажигается фимиам и семисвечник. Епископ с молитвой раздробляет хлеб и полагает его на дискосе, говоря: «Как агнец, Он был веден на заклание...»(Ис. LIII, 7). Потом, покрыв покровом дискос, наполняет чашу вином и водою, говоря: «И сие вино, которое есть образ крови...» Покрыв чашу, кадит Дары, жертвенник и всех предстоящих, говоря: «Кирие елеисон. Кирие елеисон», Трисвятое, «Отче наш», «Слава и ныне» — это уже начало Литургии оглашенных. Это начальные «Кирие елеисон» в сочетании с предшествующим покаянным чином («Молитесь за меня ради Господа») напоминает начало Римской Мессы. И дальше, как на Мессе, все поют: «Слава в вышних Богу...» (лат «gloria»). Литургия ап.«Иакова была хорошо известна в Риме. Но трудно сказать, имеет ли место в данном случае заимствование или это схожее апостольское начало.

Во время пения «Славы в вышних...» и последующей Седры (местная сирийская песнь) еп. трижды обходит Дары, кадя их и читая т. н. молитву фимиама: «Помилуй меня, Господи, по милосердию Твоему и отпусти грехи наши...».

Затем диакон читает из апостола Павла.

Все вместе поют псалом Давида (еще не превратившийся в позднейший прокимен) и Аллилуйа.

Диакон читает Евангелие и возглашает: «Выходите с миром слушающие! Выходите слушающие с миром! Затворите двери!» Так производится отпуск оглашенных и начинается Литургия верных.

Она начинается молитвой епископа:

«Господь царствует. Он облечен величием. (Пс. XCII, 1) Аллилуйа. Я — хлеб жизни, — говорит Господь наш — чтобы мир был жив Мною (Ин. VI, 51,57). Отец послал Меня... И вот епископы своими руками возносят Меня на жертвенник. Аллилуйа. Приими приношение наше.»

Диак:

«Господь царствует»

Епископ:

«Помяни, Господи, усопших и упокой облекшихся в Тебя в крещении и принявших Тебя с жертвенника.»

Затем предписывается чтение Никео-Цареградского Символа веры (что могло быть не ранее 511 г.). После чего епископ умывает концы пальцев и произносит молитву перед лобзанием мира:

«Господи, Боже наш, соделай нас, недостойных, достойными сего целования, чтобы нам, чистым от всякого лукавства, приветствовать друг друга святым и божественным целованием, соединяясь союзом любви и мира, через Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.»

Все отвечают: «Аминь», но не целуются, что видно из слов дьякона: «Будем стоять благоговейно и молиться, будем благодарить, наклоняться и славословить живого Агнца Божия, приносимого на жертвенник.»

Епископ произносит т. н. молитву главопреклонения: «Единый милосердный Господи, в вышних живущий и на смиренных презирающий, пошли благословение Твое на преклонивших выи свои...» (Эта молитва отдаленно напоминает соответствующую молитву Василия Великого после «Отче Наш»: «Преклонивших Тебе своя главы благослови, освяти, соблюди...»)

Только после этого совершается целование (лобзание мира) и епископ проходит в алтарь. Диакон в этот момент возглашает:

«Будем стоять со страхом и трепетом, ибо вот приносится приношение. (Обратим внимание, что эта молитва диакона тематически близка будущей Херувимской песни). Двери неба отверзаются и Дух Святой нисходит на эти Св. Тайны... Мы стоим на месте страшном, ужасном. Мы предстоим с херувимами и серафимами. Мы сделались братьями ангелов небесных и вместе с ними совершаем служение огненное и духовное. Никто да не останется в узах (греховных), дерзая приступить к тайнам, ибо покров снимается и благодать ниспосылается на каждого молящегося с чистым сердцем и доброй совестью.»

И действительно, епископ снимает покров, трижды знаменуя народ: «Любовь Отца, Благодать Сына и общение Св.Духа да будет со всеми вами.»

Этими словами начинается анафора (Евхаристический канон).

Епископ:

«Горе сердца!»

Все:

«Имеем ко Господу.»

Епископ:

«Будем благодарить Господа Бога нашего».

Все:

«Достойно и праведно»

Епископ читает молитву Префации:

«Поистине достойно и справедливо, прилично и должно Тебя хвалить, Тебе воспевать, Тебя благословлять, Тебе поклоняться, Тебя славословить, Тебя благодарить. (Как тут не вспомнить чин Василия Великого: «Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи, и молим ти ся, Боже наш»!) — Тебя, Творца всей твари, видимой и невидимой, Которого хвалят небо и весь сонм звезд, земля и море, и все, что в них, небесный Иерусалим, церковь первенцев, написанных на небесах, души мучеников и апостолов, ангелов и архангелов, Престолы, Господства, Начала, Власти, Силы, многоочитые Херувимы и шестокрылатые Серафимы.... победную песнь громким голосом поя, возглашая, славословя, взывая и говоря:

Все: «Свят, Свят, Свят Ты, Господь Бог Саваоф...», т. е. далее следует Санктус, а затем Анамнесис с установительными словами и проч. по обычной схеме: P-S-A-E-J.

Еще Ренодот показал, что в этих анафоральных молитвах имеются многочисленные заимствования из «Огласительных слов» (350 г.) свт. Кирилла Иерусалимского, который, например, писал: «После этого мы вспоминаем небо и землю, солнце и луну, звезды, всякую тварь словесную и бессловесную, ангелов, архангелов, Престолы, Господства, Начала, Власти, Силы, многоочитых Херувимов и шестокрылатых Серафимов...» (Совпадение с молитвой Префации буквальное !). Совпадают и многие выражения Анамнесиса и Эпиклесиса и т. д.

Таким образом, почти несомненно, что первоначальный греческий чин сложился под редакцией свт. Кирилла Иерусалимского в период с 350 по 387 г. А учитывая столь развитое учение о Св. Духе (в Эпиклесисе), которое могло быть только следствием II Вселенского Собора (381 г. — в котором участвовал свт. Кирилл!), греческий протограф можно датировать последним периодом его жизни: 381—387 гг.

Очевидно, что в общем построении Евхаристического канона свт. Кирилл опирался на традицию ап. Иакова и отдельные сохраненные им выражения (например: »... небесный Иерусалим, Церковь первенцев, написанных на небесах...» в Префации) несомненно восходят к апостольскому времени (Ср. Евр. XII, 23). Возможно, что именно свт. Кириллу принадлежат также молитва приношения (непосредственно перед каноном), молитва перед «Отче наш» и благодарственная. Затем, уже на рубеже IV и V веков этот чин был заимствован сирийцами и дополнен местными элементами. Первоначальная его схема, следовательно, такова:

Покаянный чин (ектения)

«Слава в вышних Богу...»

Молитва фимиама.

Чтение Апостола и Евангелия.

Проповедь.

Отпуск оглашенных.

Молитва епископа I.

Молитва епископа II (перед лобзанием мира).

Молитва епископа III (главопреклоненная).

Приношение.

Евхаристический канон (PSAEJ + «Отче наш»)

Причащение.

Благодарственная молитва.

Отпуст.

Обратим внимание еще вот на что. В сирийском тексте наиболее сумбурным представляется последний элемент Евхаристического канона — интерцессия, т. е. ходатайственная молитва

Она начинается молитвой епископа: «Приносим Тебе, Господи, сию страшную и бескровную жертву за святые Твои места, которые Ты прославил явлением Сына Твоего, особенно же за святой Сион, мать всех церквей (так мог молиться только иерусалимский епископ, тот же свт. Кирилл) и за Твою святую Церковь, распространившуюся по всему мiру...» (прекрасный образец сочетания Поместного сознания со Вселенским!)

Но далее интерцессия продолжается рядом диаконских воззваний: «Помолимся и будем просить Господа нашего в настоящую страшную, великую и святую минуту... за пастырей святых Божиих церквей (Поместных), за патриарха нашего...» Но ведь Иерусалимский епископ стал патриархом только в 451 г.! Следовательно, это продолжение относится к сер. V века.

Вот причина того, почему элемент J «кочует» по всему пространству Евхаристического канона. Он сформировался позже других (уже в эпоху патриархатов) и его буквально «втыкали куда попало». То, что читает диакон с амвона, — это т. н. «диптих»: список патриархатов, с которыми данная Церковь находится в общении. Вычеркивание из диптиха являлось символом разрыва отношений, т. е. церковного раскола. Например, во время знаменитой Анакиевской схизмы 484—519 гг. папа Феликс II и патриарх Анакий вычеркнули друг друга из диптихов. Это было особенно актуально в период арианских и христологических споров. А в ранней Церкви таких явлений быть не могло (и диптихи там имели другое значение — поминальных табличек).

3. ГРЕЧЕСКАЯ ЛИТУРГИЯ ап. ИАКОВА

Теперь, чтобы увидеть дальнейшую эволюцию Литургии ап. Иакова, обратимся к греческому чинопоследованию. Формуляр его очень поздний. Он вышел в Риме в 1526 г. под редакцией Димитрия Дуки (D.ап. Ducas) и существует в двух списках — Калабрийском (К) и Сицилийском (С). Мы здесь рассмотрим вариант К, который по А. Петровскому восходит к протографу IV века (хотя и сильно засорен позднейшими наслоениями).

Он открывается двумя епископскими молитвами — фимиама и начинательной. После чего диакон поет гимн «Единородный Сыне...», а епископ в это время читает тайные молитвы входа. Следовательно, это начало позднее, т. к. гимн «Единородный Сыне...» был написан имп. Юстинианом только в 536 г. и при нем же появилась практика тайных молитв.

Далее, по совершении входа в алтарь, диакон возглашает Великую ектению, а епископ в алтаре читает тайную молитву Трисвятого. И по окончании ектении певцы запевают Трисвятую песнь. Все это опять же могло сложиться не ранее VII века. Причем если автором Трисвятой песни действительно является Василий Великий, то здесь перед нами образец обратного влияния более поздней Литургии Василия Великого на более раннюю Литургию ап. Иакова.

Отметим, что в тайной молитве перед Трисвятым епископ обращается за содействием к ангелам, «чтобы мы могли с небесными силами вознести к Тебе блаженную Трисвятую песнь и совершить... божественную службу». Совершенно тот же смысл заключен в молитве Трисвятого по чину Василия Великого и Иоанна Златоустого. Следовательно, в Византии VI—VII вв. складывается некий усредненный (для многих чинов) ритуал Литургии оглашенных.

Далее в формуляре К сказано: «После (преподания) мира чтецы говорят прокимен и Апостол и стихословие... Затем следуют молитвы перед божественным Евангелием: «Воссияй в сердцах наших, Человеколюбец Владыко, Твоего богоразумия нетленный свет...» Но эта же молитва и в Литургии Василия Великого! Следовательно, она попала туда из того же усредненного византийского ритуала Литургии оглашенных.

После чтения Евангелия и проповеди диакон возглашает огромную ектению, представляющую собой синтез сугубой и просительной ектений. Следовательно, это элемент позднейший (ок. X века), прикрывающий тайную молитву епископа после Евангелия: «...просвети души нас, грешных, к уразумению сказанного...»

Завершает Литургию оглашенных епископская молитва главопреклонения по смыслу тождественная II молитве верных из Литургии Василия Великого. А конечный возглас у них почти одинаковый: «Яко да под державою Твоею всегда хранимы, Тебе славу воспеваем, Отцу, Сыну и Св. Духу...»

После этого следует отпуск оглашенных.

Итак, мы видим, что первая часть Литургии ап. Иакова изменилась почти до неузнаваемости, утратив всю свою простоту. и обогатившись типично византийскими элементами. По существу, возникла какая-то усредненная Литургия оглашенных, которая с небольшими изменениями войдет в чин Василия Великого и Иоанна Златоустого. Посмотрим теперь, что произошло с Литургией верных ап. Иакова. В формуляре К она начинается с Молитвы фимиама и аналога Херувимской песни: «Да молчит всякая плоть человеческая и да стоит со страхом и трепетом и ничего земного в себе да не помышляет, ибо Царь царствующих и Господь господствующих приходит заклаться и даться в снедь верным...» (Теперь эту древнюю песнь поют только на Литургии Великой субботы вместо Херувимской). Однако, великого входа еще нет. Сказывается статичность древней иерусалимской основы, по смыслу которой Дары с самого начала лежат на престоле (т. е. их не надо переносить).

Как и в Римской Мессе приношение совершается прямо на престоле. В формуляре К молитва приношения выглядит следующим образом: «Боже, Боже наш, пославый в пищу всему мiру небесный хлеб Господа нашего Иисуса Христа...» Да ведь это же тайная молитва из нашей современной Проскомидии! Значит она переместилось туда, когда Приношение было вытеснено Великим Входом с Херувимской песнью. Поминовение «всех вас православных христиан» на современном Великом входе полностью оторвано от Приношения (Проскомидии), а в Литургии ап. Иакова эта изначальная связь сохранилась и епископ во время Приношения читает: «Помяни, как Благой и Человеколюбивый, принесших и тех, за кого они принесли...»

Далее следует Символ веры, подтверждающий, что протограф формуляра К действительно восходит к VI веку, а затем следует чудом уцелевший фрагмент из раннего чина ап. Иакова:

молитва перед лобзанием мира и

молитва главопреклоненная,

которые только дополнены возгласом диакона «Возлюбим друг друга!», перешедшим в наши Литургии (перед Символом веры).

После «лобзания мира» следует очень сумбурный фрагмент, настоящая мешанина поздних наслоений (в т. ч. почему-то Великая ектения!) среди которых затерялось «Слава в вышних Богу» из древнего чина. Между тем Приношение все еще продолжается. В формуляре К это — II «молитва приношения св. Иакова», последняя часть которой помечена как «молитва св. Василия». И действительно это — молитва приношения из Литургии Василия Великого, которая тайно читается после Великого входа во время просительной ектении: «Господи Боже наш, создавый нас и введый в жизнь сию...»

Наконец (после еще какой-то «молитвы Завесы») начинается Евхаристический канон, в котором узнается древний текст Кирилла Иерусалимского (хотя эпиклесис и особенно интерцессия уже звучат по-другому).

Т. о. последовательность позднего греческого чина следующая:

I. Литургия оглашенных.

епископ: молитва Фимиама и Начинательная.

диакон: «Единородный Сыне»;

епископ: тайная молитва входа.

Малый вход в алтарь.

Великая ектения;

епископ: тайная молитва Трисвятого.

пение Трисвятого.

Аллилуйа, прокимен и чтение Апостола.

епископ: молитва прежде Евангелия.

Чтение Евангелия.

Проповедь.

Сугубая и просительная ектении.

епископ: тайная молитва после Евангелия.

епископ: молитва главопреклонения.

отпуск оглашенных.

II. Литургия верных.

епископ: молитва Фимиама.

Херувимская песнь.

епископ: молитва Приношения I (с поминовением)

Символ веры.

епископ: молитва перед целованием.

Лобзание мира.

епископ: молитва главопреклонения.

Великая ектения.

епископ: молитва Приношения II.

епископ: молитва Завесы.

Евхаристический канон.

Причащение.

Молитва благодарственная.

Отпуст.

Сразу видно, какой это большой и громоздкий чин. Не удивительно, что почти хрестоматийным стало мнение: свт. Василий Великий сократил Литургию ап. Иакова, а свт. Иоанн Златоуст сократил Литургию Василия Великого. Но это не так!

Прежде всего: чин ап. Иакова долгое время формировался параллельно с чином Василия Великого. В Литургии ап. Иакова мы можем выделить следующие пласты:

«Апостольский» (III—IV вв., когда сложилась структура канона).

Редакция свт. Кирилла Иерусалимского (380-е гг.)

Период до сирийского заимствования (до сер. V в.)

Ранне-византийский период (втор. пол. V—VI вв.)

Поздне-византийский период (до X в.) При этом Литургия ап. Иакова, Василия Великого и Иоанна Златоустого тесно взаимодействовали, включая в себя элементы друг друга!

4. ЛИТУРГИИ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО И ИОАННА ЗЛАТОУСТОГО

Чтобы проследить эволюцию Литургий Василия Великого и Иоанна Златоустого, следует помнить, что первоначально они были местными литургиями соответственно Каппадокийской и Константинопольской Церквей. На втором этапе они претерпели редакции Василия Великого и Иоанна Златоустого, а затем прошли еще два этапа формирования: ранне-византийский и поздне-византийский, обогатившись различными элементами, став общецерковными. Поэтому прежде всего надо определить, что в них принадлежит собственно Василию Великому и Иоанну Златоустому.

Эту трудную задачу решает проф. Н. Д. Успенский в статье «Молитвы Евхаристии св. Василия Великого и св. Иоанна Златоустого в чине Православной Литургии» (Сб-к «Богословские труды», N2, 1961 г., с. 65—76). В результате он приходит к следующим выводам.

«Итак существующие данные позволяют определить творчество Василия Великого в современном православном чине Литургии 7-ю молитвами:

Молитва приношения:

«Господи Боже наш, создавый нас...»

Анафора:

«Сый Владыко, Господи Боже Отче Вседержителю...»

Молитва по причащению:

«Боже наш. Боже спасати...»

Молитва главопреклонения:

«Владыко Господи, Отче щедрот...»

Молитва возношения Даров:

«Вонми Господи, Иисусе Христе...»

Молитва благодарственная по причащении:

«Благодарим Тя, Господи Боже наш...»

Молитва заамвонная:

«Благословляй благословляюще Тя, Господи...»

 

Творчество же Златоуста четырьмя:

Молитва приношения:

«Господи Боже Вседержителю...»

Анафора:

«Достойно и праведно Тя пети...»

Молитва по причащению:

«Тебе полагаем живот наш весь...»

Благодарственная по причащении:

«Благодарим Тя, Владыко Человеколюбче...»

(Там же, с. 76)

При реконструкции первоначальных Литургий Василия Великого и Иоанна Златоустого мы должны учитывать, что даже древнейшие их формуляры не древнее VIII века. Это т. н. Барберинов список (названный так по своему происхождению из библиотеки, основанной кардиналом Барберини). Он был впервые издан Бундзеном в 1853 г. в Лейпциге. Хотя в нем достаточно много поздних наслоений, но нет еще ектений, а только молитвы священника, которые первоначально были гласными.

Следовательно, очищая чинопоследование от познейших наслоений и учитывая данные сравнительного анализа, мы можем реконструировать схему Литургий Василия Великого и Иоанна Златоустого рубежа IV—V вв. в следующем виде:

I Литургия оглашенных

Малый вход (в храм)

Вступительная молитва или песнопение (Трисвятое?)

Чтение Апостола и Псалом.

Чтение Евангелия.

Проповедь.

Молитва об оглашенных и отпуск их.

Молитва об одержимых и отпуск их.

Молитва о кающихся и отпуск их.

II Литургия верных

Молитва епископа и верных

(м. б. «Боже, посетивый в милостях и щедротах смирение наше...» из Литургии ап. Иакова)

Лобзание мира.

Молитва Приношения Василия Великого:

«Господи Боже наш, создавый нас...» (Впоследствии заимствованная Литургией ап. Иакова)

P.S. В чине Иоанна Златоуста молитва:

«Господи Боже Вседержителю, Едине Свет...»

Евхаристический канон, начинающийся Префацией Василия Великого

«Сый, Владыко, Господи Боже Отче Вседержителю...»

P.S. В чине Иоанна Златоустого:

«Достойно и праведно Тя пети...»

Молитва перед «Отче наш» Василия Великого:

«Боже наш, Боже спасати...»

P.S. В чине Иоанна Златоустого:

«Тебе полагаем живот наш весь...»

Молитва «Отче наш»

Молитва главопреклонения Василия Великого:

«Владыко Господи, Отче щедрот...»

Молитва возношения Св. Даров Василия Великого:

«Вонми Господи Иисусе Христе...»

Причащение

Молитва благодарственная по причащении Василия Великого:

«Благодарим Тя, Господи Боже наш...»

Молитва заключительная Василия Великого:

«Благословляй благословляюще Тя...»

Таким образом свт. Василий Великий и Златоуст не составляли нового евхаристического чина, а лишь отредактировали унаследованнуые ими анафоры и внесли в них свои евхаристические молитвы, составленные по типу древних. Этот наш вывод подтверждает процесс преемственности литургического Предания и проливает свет на характер литургического творчества в Церкви.

5. АРМЯНСКАЯ ЛИТУРГИЯ свт. ГРИГОРИЯ

Армянская Церковь была образована трудами свт. Григория Просветителя в 302 г. как филиал (церковная автономия) Каппадокийской Церкви. В 325 г. сын и преемник свт. Григория — Аристанес представлял Её на I Вселенском Соборе. Но уже в 374 г. Армянская Церковь выделилась в самочинную автокефалию, а на Вагаршападском Соборе 491 г. окончательно отделилась от единства Вселенской Церкви, заняв промежуточное положение между православным дифизитством и монофизитством.

С этих пор её религиозная и литургическая жизнь отличались крайним изоляционизмом. Лишь в эпоху крестовых походов (т. е. в сер. XII в.) Армения открывает для себя блестящий мiр западного рыцарства и начинает усердно копировать феодальные дворы Западной Европы. Мода на все латинское особенно покоряет Киликию (Мал. Армения): «Будем учится благочестию у франков!» — восклицает знаменитый Нерсес Ламбронский, архиепископ Тарса Киликийского. И это становится своеобразным девизом. Впоследствии значительная часть армян входит в унию с Католической Церковью.

Поэтому и оригинальный текст Армянской Литургии впервые был издан в Риме (с латинским переводом) в 1642 г. (вторично — в 1677). В КПле её издали сами армяне в 1702 г. А русский перевод появился только в 1793 г. Он был сделан архиепископом российских армян Иосифом Аргутинским-Долгоруким и опубликован в «Собрании Древних Литургий» вып.II, СПб, 1875 г. Судя по этому тексту, схема Армянской Литургии выглядит следующим образом:

I Проскомидия

Псал. 131: «Вспомни, Господи, Давида и всю кротость его...»

Облачение епископа, умовение рук, приготовление Даров.

Молитва преложения: «Боже, Боже наш, пославый в пищу всему миру небесный хлеб...» (из Литургии ап. Иакова)

II Литургия оглашенных

епископ:

«Благословенно царство Отца и Сына и Св.Духа...»

хор:

«Единородный Сыне...» (не ранее 536 г.)

диакон:

возглашает ектению.

епископ:

«Господи Боже наш, Его же держава несказанна и слава непостижима...» (Молитва I антифона Византийской Литургии)

«Ты, Который даровал нам общие сия и согласные молитвы...» (Молитва III антифона Византийской Литургии).

Хор:

поет гимн

епископ:

«Господи Боже наш, уставивый на небесах чины» (тайная молитва входа из Византийской Литургии)

Малый вход.

хор:

поет Трисвятое (с монофизитской прибавкой «распныйся за ны», введенной в 471 г. монофизитским патриархом Антиохии Петром Гнафевсом)

диак:

Великая ектения.

Чтение пророчества, Апостола и Евангелия (элемент католического влияния, не ранее XII в.)

Символ веры Никео-Цареградский (но на месте католического Credo!)

диак:

Просительная ектения.

епископ:

«Господи Иисусе Христе, Спаситель наш...» (парафраз католической молитвы: «Deus qui humanae substantiae ets...»).

диак:

«Да никто из оглашенных !...»

III Литургия верных

епископ:

«Никто из связанных плотскими похотьми и сластьми...» (тайная молитва Херувимской из Византийской Литургии Василия Великого)

Великий вход под пение Херувимской песни (не ранее 573 г.)

епископ:

«Господи Боже сил и Творец всего... соделай оное таинством тела и крови единородного Сына Твоего...» (Молитва Приношения свт. Афанасия Великого, сер. IV в.)

Лобзание мира под пение хора:

«Христос посреди нас.»

диак:

«Станем со страхом, будем внимательны!..»

Анафора Византийского типа + «Отче наш».

Причащение священнослужителей (с молитвой Иоанна Златоустого)

Причащение мiрян.

Благодарственная молитва.

Заключительный псалом — 33-й.

Исторический анализ этого чинопоследования вы теперь легко можете произвести и сами, пользуясь методом стратиграфии.

Древнейший слой (отраженный в структуре Евхаристического канона) указывает на раннюю (сер. IV в.) Кесарийско-Каппадокийскую анафору, близкую к Литургии ап. Иакова (см. молитву предложения на Проскомидии).

Второй слой образовался в конце IV — первой половине V века и связан с литургической реформой Василия Великого и Иоанна Златоустого, молитвы которых были усвоены Армянской Литургией.

Третий слой носит явные следы монофизитской смуты второй половины V — начала VI вв. Сюда относится монофизитское прибавление к Трисвятой песни и такие чисто монофизитские особенности, как приношение неразбавленного вина на Евхаристии или замена квасного хлеба опресноками — вероятно, при католикосе Нерсесе II (525 — 531 гг.).

Вместе с тем, еще продолжается литургическое влияние Византии, что сказывается в практике тайных молитв (особенно антифонных) и таких элементов, как Просительная ектения, гимн «Единородный Сыне», Великий вход и Херувимская песнь.

Наконец, последний четвертый слой образовался уже после периода изоляции (после XI в.) под влиянием католических заимствований. На это указывают Ветхозаветные чтения, местоположение Символа веры и прямое включение католической молитвы в конце Литургии оглашенных.

Таким образом подлинная Литургия свт. Григория Армянского оказалась настолько глубоко погребенной под этими позднейшими наслоениями, что реконструировать её не представляется возможным.

 

НазадДальше
«Око церковное» — литургическая библиотека, 2000—2005
Редактор: editor@liturgica.ru

Каталог Православное Христианство.Ру Rambler's Top100