Око церковное — литургическая библиотека

ЛИТУРГИЯ В III ВЕКЕ

От III века до нас дошло достаточно много литургических памятников, главные из которых: «Апостольское предание Ипполита Римского» и «Testamentum» («Завещание»). Они свидетельствуют о резком скачке в развитии богослужения, который объясняется тем, что оно стало храмовым.

1. ПОЯВЛЕНИЕ ХРАМОВОГО БОГОСЛУЖЕНИЯ

Первые намёки на существование самостоятельных храмов относятся ещё к концу II века. Сначала христиане устраивали их в каких-то «старых зданиях» (Евсевий), а затем, в царствование имп. Коммода (180—192) стали строить новые. Тертуллиан и Климент Александрийский († 215) уже упоминают о храмах в виде отдельных зданий.

При либеральном имп. Александре Севере (222—235) христиане приобрели участок земли для храма, но это место было выгодным для постройки харчевни и трактирщики начали с христианами судебный процесс. Однако, император вмешался и решил дело в пользу христиан. (А. Голубцов «Места молитвенных собраний христиан I—III вв» Сергиев Посад. 1898 г. стр. 13).

Когда свт. Григорий Чудотворец прибыл в Неокесарию (а это было ок. 240 г.), «тотчас приступил он к построению храма... Храм этот видим доныне... Сей великий муж заложил его на самом видном месте города» — пишет автор его жития свт. Григорий Нисский (Там же. стр. 11—12).

Очевидно, таким же «видным» был храм в тогдашней столице империи Никомедии, о разрушении которого гонителями свидетельствует Лактаций: «На рассвете дня пришли к храму нашему военные и полицейские чиновники со значительным отрядом стражи и, разломив двери, стали жечь священные книги, все грабить и разрушать. Галерий и Диоклетиан равнодушно смотрели на это позорище, ибо Никомедийский храм был построен на возвышении и можно было видеть его из дворца. Они рассуждали между собой, предать ли сожжению это священное здание...» (Там же, стр. 13).

Эдикт имп.свт. Диоклетиана, изданный в 302 г. повелевает «повсюду разрушать храмы до основания». Значит, к концу IIIсвт. века они уже были «повсюду».

Как же они могли выглядеть?

57-я глава II книги «Апостольских постановлений» (это как раз III век) указывает: «Да будет здание продолговато, обращено на восток, с притворами по обеим сторонам, подобно кораблю. (т. е. это — базилика). В середине да будет поставлен престол епископа, а по обеим сторонам его пусть сидят пресвитеры и стоят одетые в полное облачение диаконы, подобно матросам... В другой части здания пусть сидят мiряне... женщины должны занимать место отдельно <...> Посреди же чтец, встав на некотором возвышении пусть читает книги... А привратники пусть стоят при входах, охраняя их...».

Т. о. храм уже членился на алтарь и общую часть посреди которой — «некоторое возвышение» (прообраз будущего амвона). Справа от него мужчины, слева — женщины. В алтаре — престол епископа (будущая кафедра) и сопрестолия пресвитеров. Не упомянуто, но из других источников явствует, что к северу от престола, у входных дверей, стоял стол для приношения (будущий жертвенник), откуда брали хлеб и вино для освящения.

Другим типом древнейших храмов были крипты и кубикулы римских катакомб. Кубикулы — это фамильные склепы с полукруглыми нишами в стенах, где стояли мраморные саркофаги. Здесь почивали мощи святых (известно, например, что в начале VII в. папа Бонифаций IV вывез из катакомб 32 повозки с мощами!).

Крипты — это ряд помещений или кубикул, соединённых в одно целое. Здесь уже возможно было какое-то внутреннее убранство, стояли скамьи, стены были расписаны фресками. Наиболее известная из таких катакомбных крипт — церковь в усыпальнице св. Агнессы, открытая в 1842 г. патером Марки и относящаяся как раз к началу III века. Проф. А. Голубцов так описывает её: «Она состоит из пяти квадратных кубикул, соединенных между собой по прямой линии. Обычная катакомбная галерея разрезает этот продольник на две неравные половины: Одну в две кубикулы (для женщин), другую — в три... предназначавшихся для мужчин и алтаря. Последний занимал целую кубикулу и отделялся от двух остальных, вероятно, решетками, линия которых обозначена полуколоннами из туфа... В передней стороне алтаря устроена полукруглая ниша, а в ней — высеченное из камня епископское место, по сторонам которого находятся каменные скамьи для пресвитеров...»

Престол не сохранился, но очевидно, что им служил саркофаг мученика (А. Голубцов, «Из чтений церковной археологии и литургике» СПб, 1995 г. стр. 84—85).

Итак, на Западе храмы возникли в катакомбах, а на Востоке в базиликах. Это различие в происхождении храмов Востока и Запада сказывается до сих пор (!) вот в каких литургических особенностях.

В восточных храмах Евхаристия совершается на антиминсах, которые возникали также в III веке в качестве переносного престола. Т. е. во время гонения, при разрушении храма, епископ или пресвитер мог совершать литургию в лесу или на кладбище, словом, где угодно, имея антиминс с частицей мощей (Невзоров Н. «Устройство христианских храмов в первенствующей Церкви» — журн. «Странник» 1874 г. N°8, стр. 22). И до сих пор православные совершают Евхаристию на антиминсе.

Римские же христиане во время гонений укрывались в катакомбах, совершая Евхаристию в криптах и кубикулах на саркофагах своих мучеников. В этом случае престолом служила горизонтальная плита (т. н. mensa), прикрывавшая гробницу. На Западе, следовательно, не было необходимости в антиминсах. И до сих пор у католиков вместо нашего антиминса употребляется каменная доска с частицей мощей, которая лежит в выемке престола. Этот священный камень называется sakra petra. А католический плат — корпорал это совсем не антиминс, а он, скорее соответствует нашей плащанице.

Кроме того, поскольку в катакомбах не было насекомых, то не было и нужды покрывать от них Св. Дары. Поэтому у католиков нет ни покровцев, ни звездицы, ни рипид. Нет и отдельного жертвенника, поскольку всё совершалось на саркофаге (будущем престоле). Потому и сам престол у них каменный, а у нас — деревянный (т. к. семантически это — обеденный стол).

2. ВРЕМЯ СОВЕРШЕНИЯ ЛИТУРГИИ

Понятно, что появление специальных христианских храмов привело к быстрому развитию богослужения и, прежде всего Литургии. Этому способствовало ещё одно обстоятельство:

на Западе в III веке отделённая от агапы Литургия повсеместно переносится с вечера на раннее утро, о чём свидетельствует уже Тертуллиан: «Таинство Евхаристии мы принимаем в предрассветных собраниях». О том же говорит его преемник Киприан Карфагенский († 258), как бы ещё оправдываясь: «Правда Господь не утром, а после вечери предложил смешанную чашу... по Христу надлежало принести жертву вечером, чтобы самим временем показать закат и вечер (языческого) м. А мы празднуем воскресение Господне утром». (Письмо 63 к цец. См. «Творения», ч. I, стр. 348).

На более традиционном Востоке Литургии ещё служили по ночам, а в Египте эта ночная Литургия задержалась даже до V века, о чём свидетельствует Сократ (V, 22).

Очень важно, что именно отрыв от агапы и перенесение Литургии на утро, вызвали обычай причащения натощак. Это также произошло на Западе и было окончательно зафиксировано на Карфагенском Соборе 391 г., который постановил, «чтобы к Евхаристии приступали натощак».

Далее: наличие постоянных храмов позволило служить Литургию чаще: до трёх раз в неделю! В какие же дни причащались древние христиане?

Прежде всего, по-прежнему в VIII день, «день Господень», т. е. в воскресенье.

Затем также и в субботний день, который для всего языческого мiра оставался «выходным».

Далее — в среду и пятницу, как в постные дни (См. Тертуллиан «О молитве Господней», гл. 14).

И, наконец, — в дни праздников, к которым в III веке относились: Пасха, Пятидесятница, Богоявление и дни памяти местных святых.

Именно эти дни упомянуты в «Завещании» (I, 28) конца III века, а в следующем веке Василий Великий пишет: «Мы приобщаемся четыре раза в седмицу: в день Господень, в среду, пяток и субботу». (Сократ. «Ц. ист.» V, 22).

Напомню, что отношение к причащению было совершенно другим и все верные причащались за каждой Литургией (а не присутствовали, как сейчас). Потому и считали себя христианами, что в них ежедневно возобновлялся Христос и строил из них Своё Тело — Церковь. Следовательно, евхаристическая эпоха продолжалась. И только эта тотальная евхаристичность жизни может нам объяснить победу Церкви в период «Великих гонений» III века.

3. СОСТАВ ЛИТУРГИИ В III ВЕКЕ

Посмотрим теперь, как совершалась сама Литургия, т. е. продолжим чтение 57-й главы II книги «Апостольских постановлений»:

«... Здесь, на середине, чтец, встав на некотором возвышении (т. е. на амвоне) пусть читает книги: Моисея и Иисуса Навина, Судей, Царств, Иова, Соломона и 16-ти пророков. Через два чтения другой кто-нибудь пусть поет псалмы Давидовы, а народ пусть подпевает последние слова. После того пусть читаются Деяния и послания Павла... А затем диакон или пресвитер пусть читает Евангелие... Во время чтения Евангелия все пресвитеры и диаконы и весь народ пусть стоят в глубокой тишине... Затем пусть увещевают народ пресвитеры... после же всех их епископ, как подобает кормчему».

Т. е. это классический Синаксис (как он существует сейчас в Католической Церкви). Любопытны и замечания дисциплинарного характера:

«Младшие пусть сидят особо, если есть место, если же нет пусть стоят на ногах, а старшие по летам пусть сидят в порядке... То же и в отделении женщин... Замужние и имеющие детей также должны иметь особое место, а девственницы, вдовицы и пресвитериссы (!) должны сидеть впереди всех. Наблюдать же за местами должен диакон...»

После синаксиса начинается Литургия верных:

«По выходе оглашенных и кающихся, все вместе, встав и обратившись к востоку, пусть молятся Богу, «восшедшему на небо небес на востоке» (Пс. LXVII, 34) ... Диакон же стоящий подле епископа пусть скажет народу: «Да никто против кого-либо, да никто в лицемерии!» Потом пусть приветствуют друг друга, мужчины мужчин, а женщины женщин, целованием о Господе (лобзание мира) ... И пусть диакон возносит молитву о всей Церкви, о всем мiре, священствующих, начальствующих, о епископе и императоре (будущая Великая ектения!). После того архиерей, молитвенно испросив народу мир, пусть благословит его... и пусть скажет: «Спаси Господи людей Твоих и благослови достояние Твое» (Пс. XXVII, 9), которое приобрел Ты драгоценной Кровью Христа Твоего (Деян. XX, 28) и нарек «царственным священством» и «народом святым» (1 Петр. II, 9) — Ещё все помнили о своём царственном священстве, а императора поминали в последнюю очередь!

«После же этого пусть будет возносима Жертва при стоянии и безмолвном внимании всего народа. И когда она будет вознесена, тогда каждый разряд, один за другим, пусть причащается Тела Господня и драгоценной Крови в порядке, с почтением и благоговением... Между тем двери должно стеречь, чтобы не вошел кто неверующий или непосвященный».

Этот порядок в главных своих элементах схож с тем, который описывал во II веке мч. Иустин Философ. Т. е. перед нами всё та же Апостольская Литургия. Но наш свидетель, ревниво хранящий святыню от «неверующий и непосвященных» умолчал о самом для нас интересном: о Евхаристической молитве. К счастью, мы можем найти эту молитву в «Апостольском Предании» Ипполита Римского.

4. ЕВХАРИСТИЧЕСКИЙ КАНОН ПО «АПОСТОЛЬСКОМУ ПРЕДАНИЮ» СВ. ИППОЛИТА И ЕГО СТРУКТУРА

Мы уже говорили, что этот древнейший литургико-канонический памятник (ок. 220 г.) по жанру составляет собой самый ранний церковный устав или т. н. пра-сакраментарий. Он состоит из 43-х глав-канонов, кратко излагающих правила посвящения и обрядовые нормы Римской Церкви начала III века. Но в т. н. «Прологе» св. Ипполит говорит, что фиксирует не просто традиции и обычаи, а Предание Церкви, которое Дух Святой дарует «непреклонно верующим», наставляя их на всякую истину. В этом понимании Предания, как откровения Божия, он следует своему великому учителю Иринею Лионскому. Текст молитв может и меняться со временем, но Дух благодати и истины, их пронизывающий, неизменен (сегодня мы в этом убедимся).

Древнейшая Евхаристическая молитва излагается в 4-м каноне и представляет собой один непрерывный текст от «Достойно и праведно...» до заключительного славословия. Это текст епископа, который в реальности, очевидно, дополнялся молитвенными возгласами верующих: «Аминь» и «Свят, Свят, Свят...» По всем признакам это греческий текст, хотя до нас дошла только латинская версия (оригинал утрачен). О древности этой молитвы говорят отголоски иудео-христианства: наименование Христа «Отроком», упоминание о «святом народе» и т. д. Текстуальный анализ показывает, что отдельные выражения заимствованы из «Послания Варнавы» и творений мч. Иустина Философа, так что преемственность текста несомненна.

В целом — это молитва христологического характера, трактующая о Воплощении Сына Божия и Его Искупительной жертве. Эта молитва обращена к Богу-Отцу, Которому приносится благодарение («евхаристия») за ниспослание Сына Искупителя. Затем вспоминаются все главные этапы Искупления (Воплощение, Тайная Вечеря, Крестная смерть и Воскресение). И заканчивается молитва прошением о ниспослании Св. Духа на Дары, образующие Церковь из причащающихся ими. Т. о. последовательно вспоминается Отец, Сын и Дух Святой и вся молитва представляет собой развитие доксологической тринитарной формулы (из которой она, очевидно, и выросла).

Поэтому, если разбирать эту молитву структурно, то мы увидим здесь три ярко выраженных раздела:

Благодарение (Praefatio) Бога-Отца.

Воспоминание (Anamnesis) об искупительном подвиге Сына (содержащее «установительные слова» таинства).

Призывание (Epiklesis) Св. Духа на Дары и на верных, причащающихся от этих Даров.

Как мы увидим далее, эти три части плюс Sanktus содержатся во всех последующих Евхаристических канонах. Следовательно, классическая формула канона: P — S — A — E.

5. РАННЯЯ ЛИТУРГИЯ ПО ЭФИОПСКОМУ СПИСКУ «АПОСТОЛЬСКИХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ»

Литургия Эфиопская происходит из христианской Абиссинии, которая приняла христианскую веру в IV в. при свт. Афанасии Великом. Следовательно, литургия эта пришла из Александрии. И находится она в древнем каноническом сборнике Александрийской Церкви «Synodos» («Собор») — компеляции различных церковных правил, в т. ч. и «Апостольских постановлений», в конце которых и помещена эта литургия. Но при сравнении с греческим текстом «Апостольских постановлений» видно, что эфиопская литургия чрезвычайно краткая.

Т. о. это либо сокращение, либо первоначальный вариант. Последнее более вероятно, т. к. тенденция к сокращению появится лишь после свт. Афанасия Вел. Бунзен относит её к середине II века и считает древнейшей из известных («ursprungliche» — «первоначальная»). Действительно, «Постановления Апостольские» во многих своих частях относятся к III веку и даже к середине II века. Но именно во II веке записи литургических формул ещё не появились. Так, что это, скорее всего, реконструкция, а не подлинный формуляр.

Этот памятник был обнаружен католическим учёным Иовом Людольфом в большой абксеинской рукописи Ватиканской библиотеки и издан как приложение к его Эфиопской истории (на эфиопском языке с латинским переводом). Бунзен перепечатал её на латинском языке в своём сочинении о св. Ипполите Римском. Настоящий русский перевод взят из III тома «Собрания древних литургий» Спб. 1876 г., стр. 8—12.

ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЕ:

После того, как поставлен епископ, все и каждый приветствуют его, целуя в уста. И диакон пусть подаст ему евхаристию [т. е. вещество для таинства]. Потом он [епископ], возлагая руку свою на хлеб евхаристии, со всеми пресвитерами, благодарит Господа, говоря так:

Еп.:

«Господь со всеми вами.

Народ:

Весь да будет со духом твоим.

Еп.:

Горе сердца.

Народ:

Они — у Господа Бога нашего.

Еп.:

Будем благодарить Господа.

Народ:

Достойно и справедливо.

Еп.:

Благодарим Тебя, Господи, через возлюбленного Сына Твоего Иисуса Христа, Которого Ты послал к нам в последние дни, Спасителя и Искупителя, вестника совета Твоего. Он — Слово из Тебя сущее, через которое Ты все сотворил волею Своею, и послал Его с неба во чрево Девы.

Он воплотился от Духа Святого и был носим во чреве Ея, чтобы исполнить волю Твою и создать Тебе народ. Распростерши руки свои он пострадал, чтобы избавить страждущих, которые веруют в Тебя. Он по воле своей предан был на страдание, чтобы разрушить смерть, расторгнуть узы сатаны, и попрать ад, и вывести святых, и открыть воскресение.

Итак, взяв хлеб, он благодарил и сказал: приимите, ядите, сие есть тело Мое, за вас ломимое.

Подобным образом также и чашу, и сказал: сие есть кровь Моя, за вас изливаемая, когда вы делаете сие в Мое воспоминание.

Итак, вспоминая смерть Его и воскресение Его, мы приносим Тебе этот хлеб и чашу, воздавая благодарность Тебе, что Ты удостоил нас предстояния пред Тобою и совершать священническую службу Тебе. И усердно молим Тебя — послать Духа Твоего святого на приношение сей Церкви, равно и всем причащающимся их воздать святость, чтобы они исполнились Духа Святого, и — к утверждению веры их в истине, чтобы они прославляли и восхваляли Тебя в Сыне Твоем Иисусе Христе, в Котором Тебе хвала и власть в святой Церкви, и ныне и всегда и во веки веков Аминь».

(о приношении елея)

Кто приносит елей во время евхаристии, как и хлеб и вино, благодарит таким же образом. Впрочем не употребляя тех же выражений, он по собственной своей способности может благодарить и другими словами, говоря:

«Освящая елей сей, даруй благодать тем, которые помазуются и принимают его; как Ты помазывал священников и пророков, подобным образом и их, и всякого, кто вкушает это, укрепи и освяти.»

Народ:

«Как был, есть и будет в роды родов и во веки веков. Аминь.

Еп.:

Еще молимся Вседержителю, Господу всемогущему, Отцу Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, чтобы Он сподобил нас принять это святое таинство и никого из нас не признал виновным, но сделал достойными всех, которые принимают и причащаются святого таинства Тела и Крови Христа Вседержителя, Господа Бога нашего.

Диакон:

Молитесь... Стоящие, приклоните головы ваши. Господи вечный, знающий сокровенное! Приклонили Тебе головы свои люди Твои и Тебе покорили жестокость сердца и плоти. Призри и благослови тех и других [т. е. мужчин и женщин]. Приклони к ним уши Твои и услышь молитвы их, укрепи их силою десницы Твоей и защити от страсти злой. Будь хранителем как тела, так и души их. Умножь в них и в нас веру и страх, через единородного Сына Твоего, в котором Тебе с Ним и с Духом Святым хвала и власть постоянно и во веки веков. Аминь.

Будем внимательны!

Еп.:

Святое святым.

Народ:

один Отец свят. Один Сын свят, один — Дух святой.

Еп.:

Господь со всеми вами.

Народ:

И со духом твоим.»

Потом возносят Песнь хвалы [т. е. очевидно «Слава в высших Богу...» как в позднейшем греческом тексте] и приступает народ к принятию врачества души своей, которым отпускается грех.

(молитва благодарственная)

Еп.:

«Господь Вседержитель, Отец Спасителя нашего Иисуса Христа, благодарим Тебя, что Ты сподобил нас причаститься святого Твоего таинства: да не будет нам в вину и в осуждение, но в обновление души, тела и духа...

Народ:

Аминь.

Еп.:

Господь да будет со всеми вами.

(возложение рук после причащения)

Еп.:

Господи вечный... Благослови рабов твоих и рабынь твоих. Защити и помоги, и соблюди их силою ангелов Твоих. Сохрани и укрепи их в страхе Твоем...

Народ:

Аминь.

Еп.:

Господь со всеми вами.

Народ:

И с духом Твоим.

Диакон:

Идите с миром.

6. ЛИТУРГИЯ ПО «ЗАВЕЩАНИЮ»

Как мы уже говорили «Testamentum» («Завещание») — это сирийский памятник конца III века. Его уникальность в том, что он даёт подробное изложение чина Литургии верных, сообщает текст всех её молитв и описывает всё действие. Почему не описана Литургия оглашенных? Потому что из предыдущих глав явствует, что Литургия «Завещания» является продолжением «предрассветного собрания» (Утрени), которое, собственно, и поглотило Литургию оглашенных. Наставив оглашенных чтением и поучением, епископ отпускал их с особой молитвой и начинал Литургию для верных. Из текста видно, что она состоит из 5-ти частей.

1. Предложение (Проскомидия).

Диаконы принимали (только от верных) приношения (т. е. хлеб и вино). При этом записывали имена приносивших и тех, за кого были сделаны приношения (ср. с современными записками на Литургии). Затем отбирали 3—4 хлеба, смешивали вино с водой и поставляли всё это на престол. И пока епископ с пресвитерами, возложив руки на хлеба, произносил молитву предложения, записанные имена прочитывались диаконом или чтецом. (В современной Литургии этот момент соответствует нашему Великому входу).

2. Лобзание мира — т. е. взаимное приветствие в знак любви и единомыслия. У нас этот обряд сохранился только на Пасху (т. н. «христосование»), о в обычных Литургиях он происходит в алтаре и о нём напоминает только возглас диакона: «Возлюбим друг друга да единомыслием исповемы» (перед Символом веры). Католики и протестанты в знак приветствия пожимают друг другу руки (после «Отче наш»).

3. Возглашения диакона относительно Евхаристии не имеют аналога в нашем богослужении. Это чисто сирийский элемент, впоследствии заменённый ектенией.

4. Евхаристический канон тоже типично сирийский и ещё без римского Sanktus-a, который в III веке до Востока, очевидно, ещё не дошёл. Он состоит из трёх классических частей: Префация Анамнесис — Эпиклесис и завершается т. н. Интерцессией, т. е. ходатайственной молитвой. Этот Евхаристический канон удивляет нас своей протяжённостью. Видно, что он чрезвычайно развился к концу III века и обогатился чисто восточной цветистой образностью (Западные каноны всегда более лапидарны).

5. Причащение и благодарственная молитва

7. ВОСХОДЯЩИЙ ЭПИКЛЕСИС И ЕГО ГЕНЕЗИС

Наибольший интерес исследователей вызвал эпиклесис «Завещания», т. е. призывание Св. Духа: «Мы приносим Тебе благодарение, вечная Троица, Господи Иисусе Христе, Господи Отче... Господи Душе Святый: приими это питие и эту пищу к Твоей Святости, сотвори их быти нам не во осуждение... но во исцеление и укрепление духа нашего».

Легко увидеть, что здесь и нет призывания Св. Духа как такового. Вместо него — просьба о принятии Св. Даров в жертву. И эта просьба обращена не к Богу Отцу (как обычно), а ко всей Св. Троице!

Вот такой эпиклесис. в котором обращение к Богу Отцу переходит (восходит) в обращение ко всей Св. Троице с призывом принять Дары, называется «восходящим эпиклесисом» (термин еп. Ван дер Мансбрюгге).

Откуда он мог взяться?

Обращение ко всей Св. Троице вместо Бога Отца, как это показал проф. Н. Д. Успенский, связано с сирийским сказанием об Аврааме и 3-х ангелах. Следовательно, это сирийский элемент. Далее обращает на себя внимание то, что при перечислении Лиц Св. Троицы, Иисус Христос, как Искупитель, предшествует здесь Богу Отцу. Учёные давно отметили, что это характерный признак Антиохийской традиции. Впервые этот порядок поминания Лиц мы находим у Антиохийского епископа сщмч. Игнатия Богоносца в XIII гл. его послания к Магнезийцам: «Итак старайтесь утвердиться в учении апостолов... в Сыне и в Отце и в Духе».

С другой стороны, прошение о принятии Даров вместо прошения о наитии на Дары Св. Духа акцентирует жертвенный аспект Евхаристии, а этот аспект традиционно акцентирует Римская Церковь. Так в Евхаристическом каноне папы Геласия (самом раннем из известных) очень образно говорится: «Усердно просим Тебя, Всемогущий Боже, повели, да будет принесено сие руками Ангела Твоего на горний жертвенник Твой пред лице Божественного величества Твоего... дабы всякий раз, когда мы будем принимать от сего жертвенного причастия святейшее Тело и Кровь Сына Твоего, мы исполнялись всякого небесного благословения и благодати».

Схожий эпиклесис и в древне-Медиоланской Литургии: «И молим и просим: приими сие приношение на горний жертвенник руками ангелов Твоих...»

Общеизвестно, что в Римской Мессе долгое время вообще отсутствовала специальная молитва о призывании Св. Духа. В этой связи некоторые православные полемисты даже обвиняли католиков в том, что у них нет эпиклесиса и, следовательно, не совершается таинство. Это, очевидно, издержки полемики (а может быть и недоумие), потому что эпиклесис, разумеется, был — только восходящий. Ведь ясно же, что принятие Богом предлагаемых Даров неразрывно связано с их преложением, которое может совершаться только освятительным действием Св. Духа. Т. е. в этом случае акт преложения мыслится при участии всех Лиц Троицы (Отец принимает таинство Сына действием Духа) — что мы и видим в эпиклесисе «Завещания».

Но возникает вопрос: если здесь с одной стороны Антиохийская (т. е. сирийская) традиция, а с другой — Римская, то как это могло быть связано?

И здесь возможен только один ответ: Литургии этого типа (т. е. с восходящим эпиклесисом) связаны с литургической практикой апп. Петра и Варнавы. Вспомним, что ап. Пётр основал Римскую Церковь, ап. Варнава — Антиохийскую, но умер недалеко от Рима, в Медиолане. И Медиоланскую Литургию (с восходящим эпиклесисом) предание припысывает именно Варнаве.

Т. о. анализ «Завещания» подтверждает происхождение если не самих чинов древних литургий, то их Евхаристических канонов — от самих апостолов!

8. ПРАКТИКА ПРИЧАЩЕНИЯ

Если во II веке, по свидетельству св. Иустина, и хлеб и вино раздавались диаконами, то в III веке хлеб подавал персонально только епископ у престола. Верующие подходили прямо к престолу и получали Св. Дары в руки. А после этого отпивали из чаши, подносимой пресвитером или диаконом (см. Киприан Карфагенский: «Когда же по окончании службы диакон начал подносить присутствующим чашу...» «Творения» ч. II, с. 161).

Свт. Дионисий еп. Александрийский пишет папе Римскому Ксисту, что в его Церкви не допускается женщинам во время месячного очищения подходить к престолу для принятия Св. Тайн (Евсевий «Церк. ист.» VII, 9). Следовательно, в другие дни они (как и мужчины) причащались на самом престоле! До такой степени живы ещё были традиции «царственного священства» народа Божия!

 

НазадДальше
«Око церковное» — литургическая библиотека, 2000—2005
Редактор: editor@liturgica.ru

Каталог Православное Христианство.Ру Rambler's Top100